SLAVDOM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SLAVDOM » Баллады о прошлом » Потрогаешь-гладко, откусишь - сладко


Потрогаешь-гладко, откусишь - сладко

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://fruit--patio.umi.ru/images/cms/thumbs/a5b0aeaa3fa7d6e58d75710c18673bd7ec6d5f6d/0a178bff3d04e96c4b69f4c2783a4fa6_730_auto.jpg

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
- яблоневые сады в окрестностях Нижнего Новгорода, на Руси
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
- Алконост, Кощей
ВРЕМЯ
- год 1623 или чуть позже
КРАТКИЙ СЮЖЕТ
- Алконост принесла на Русь не только волшебные песни, но и свет Ирий-града. И разве же мог Кощей пропустит сие событие?..

0

2

Более всего на свете Алконост любила яблоневые сады. Там так дивно пало спелыми плодами, что удержаться было просто невозможно. Особенно в Яблочный Спас, когда сами Боги велели попробовать нового урожая.  До праздника, как говорят приметы, было нельзя.
Не то, чтобы Алконост верила в какие-то наивные крестьянские былички, но на Спас яблоки казались ей вкуснее всего. Поэтому райская птичка и не сумела пройти мимо сада. Низенькая ограда красавицу ничуть не остановила – поживи подле Сирин, и не только заборы перелезать, не порвав платья, научишься.
В саду чудесно пахло яблоками. Алконост сняла туфельки и прошлась по мягкой травке до ближайшего дерева. Маняще румяные плоды висели чуть выше ее роста, но девушку и это не смутило. К яблоньке был приставлен аккуратный чурбачок, с которого Алконост не составило труда забраться на низкую крепкую ветку, оставив туфли стоять возле дерева.
Придерживаясь за теплый ствол, птичка потянулась и достала облюбованный плод, поднесла к лицу и вдохнула. Пахло удивительно вкусно.
Спрыгивать на землю девушка не стала – устроилась прямо на ветке, привалившись спиной к стволу и болтая в воздуха босыми ножками. На душе было удивительно легко и радостно, отчего, как водится на Руси, хотелось петь.
Алконост положила яблочко в подол платья и прикрыла глаза, откидываясь назад и прислоняясь затылком к теплому дереву. Слова любви и тихой радости сами складывались в песню, и, подчиняясь душевному порыву, птичка райская запела. Запела об Ирии, чей свет еще помнила, об жарких странах, где когда-то бывала, о тех, с кем пересекались жизненные пути. Песня летела над садом, и только об одном могла жалеть сейчас девушка – о том, что не имеет с собою никакого инструмента. Тонкая и затейливая мелодия плелась в сознании, заставляя Алконост перебирать пальчиками воздух, представляя, что на самом деле это – струны. Неожиданно девушка оборвала песню и негромко рассмеялась, так и не открывая глаз. Солнце ласково касалось светлой кожи, и Алконост была удивительно счастлива.

+1

3

Городок был небольшой, разгуляться особо негде, но девки - девки радовали. Пробираясь на рассвете садами, Кощей подыскивал место поукромнее, чтобы обернуться вороном и отбыть в свой терем - отдыхать после бурной ночи.
Хотелось надеяться, что за его отсутствие Ягища управлялась с хозяйством и ждала хозяина.  А значит, готова была мягкая постель и три ведра ключевой воды, чтобы утолить жажду.
Кощей чуть не мурлыкал, вспоминая о прошедшей ночи, но вдруг воспоминания его разом улетучились. А сердце - совсем, как живое - сладко встрепенулось. Даже нет, не сердце. Совсем забытое чувство - когда дрожит душа. Будто произошло что-то хорошее, и радость переполняет грудь.
Замерев, чародей прислушался и сначала не поверил ушам - над яблоневым садом плыла песня об Ирии. Песня о небесном городе. И голос, выводивший песню, был оттуда - из священного Ирия.
Ноги сами понесли Кощея туда, откуда доносилась песня. Одним из условий древнего заклинания, которое когда-то он применил сам к себе, чтобы обрести вечную жизнь, была вечная утрата Ирия. Теперь даже будучи прощенным Сварогом, Кош не мог попасть туда, где яблони одновременно цветут и плодоносят, а свет солнца ярок, но не ослепителен.
Но отказавшись от небесного, Кош не мог отказаться от желания снова оказаться там.
румяные яблоки с гулким стуком шлепались в траву - сегодня начинается день сбора яблоневого урожая. Но кто-то опередил сборщиков... Кто же?
Голос раздавался совсем рядом. Осторожно отведя ветку, Кощей увидел чудесную картину - окруженная листьями и плодами, на яблоне сидела девушка. Восходящее солнце золотило ее волосы, ветер играл пушистыми прядями. Девушка пела, и вокруг нее разливался совсем иной свет, нежели солнечный - отблеск божественного Ирия играл на челе незнакомки.
Кощей сел прямо в росную траву и заслушался, не отводя от певуньи глаз. И слезы сами навернулись на глаза, а перед мысленным взором проплыли золотые поля и леса небесного града. Только потеряв навсегда, понимаешь, как дорога потеря.
Девушка оборвала песню неожиданно - на полуслове. И рассмеялась мелодично, словно серебряные бубенчики прозвенели.
Кощей подождал, но запевать снова она не спешила. И он попросил, умирая от  желания:
- Спой еще, девушка! Потому что голос твой сладок, и лицо приятно...

+2

4

Песня, она должна идти от души, литься из самого сердца, и только тогда ее действительно услышат. По-иному Алконост считала ненужным и начинать петь. Если не вкладываешь всю душу, все чувства, если не живешь и не умираешь вместе с песней, то она так и останется мертвыми словами, каким-то чудом легшими на мелодию.
Райская птичка пела об Ирии, чьи яблоневые сады вспоминались ей, вставая перед мысленным взором, о том, что было близко, знакомо и дорого. Песня летела над полусонным городком, путаясь в ветках яблонь, клонящихся к земле под тяжестью налитых садов. Совсем скоро сюда придут сборщики, и Алконост придется уйти, но пока еще утро не вступило в свои права полностью.
Увлекшись пением, Алконост не почувствовала чужого присутствия. Обыкновенно запасы подозрительности и осторожности хранились у Сирин, так что девушка даже и не беспокоилась. Мрачная птица ничего и никого не пропустит.
Переполнявшая сердце радость требовала выхода. Песни оказалось маловато, и она вырвалась из груди вместе со звонким смехом. Алконост смеялась, сама не понимая из-за чего. Райской птичке было просто удивительно хорошо.

Не открывая глаз, девушка подставила светлое лицо солнцу, еще по-утреннему мягкому и доброму. Лучики ласково скользили по коже, словно пытаясь легонько ее пощекотать. Птичка поболтала босыми ногами в воздухе и пришла к выводу, что это и есть абсолютное счастье. Песня затихла, сменившись мягкой улыбкой на губах. Где-то на грани слышимости пел соловей, и девушке нравилось слушать его отдаленные трели.
Раздавшийся совсем рядом мужской голос стал для беспечной красавицы полной неожиданностью, заставившей Алконост тревожно встрепенуться. Птичка сразу же распахнула глаза и уставилась на сидящего прямо на еще мокрой от росы траве незнакомца. Когда мужчина успел подобраться так близко, девушка не заметила, за что сейчас себя и корила. Как можно было чужой внимательный взгляд не почувствовать…
Алконост, чуть склонив голову к плечу, внимательно посмотрела на незнакомца. Темноволосый мужчина не казался ей опасным, вот только странно было видеть слезы на его глазах. Девушка задумчиво покачала в воздухе ногой. Неужели ее пение так тронуло его душу, что он просит продолжить его со слезами на глазах?
- Спеть еще? – переспросила Алконост. – А ежели мне не хочется больше?
Однако скоро птичка все же снова запела, из-под полуприкрытых век наблюдая за мужчиной. Песня плыла над садом, окутывая незнакомца.

Отредактировано Алконост (2015-02-11 21:07:46)

+1

5

Хоть и пела она странные песни, но Кошу все равно было сладко. и воспоминания нахлынули новой волной. Да еще такие, от которых выть хотелось с тоски. Самое страшное - помнить о счастье, что когда-то было, и знать, что никогда оно не повторится.
Девушка пела, а радужное сияние Ирий-града освещало все вокруг. Век бы слушал, не переставая.
Когда она снова замолчала, Кощей поднялся с травы, подбираясь поближе. Кора яблонь была гладкая и теплая, как девичья кожа. Обняв ствол, чародей смотрел на девушку снизу вверх, гадая, кто она. Не простая смертная, но и не вечная богиня. А пуще всего занимала его мысль: как эту красоту ненаглядную заполучить, уговорить поехать с ним в Карпаты, где лишь недавно выстроил он замок на Гранитной скале, сторожась врагов. Как по-новому засияли бы каменные стены, если бы это чудо белокурое пело там на рассвете свои песни!
- А чья ты будешь? - спросил Кощей, не сводя с девушки глаз. - Одна, в саду, и не боишься? Людей лихих сейчас много на Руси. И что сделать, чтобы пелось тебе?.. Может, подарить ленту кумачевую?
Он сунул руку за пазуху и вынул алую ленту шириной в четыре пальца, с золотым позументом - мечту всех девушек не только в Нижнем Новгороде, но и в Москве.
- Или ожерелье жемчужное? - вслед за лентой он вытащил на свет жемчужные бусы. надень такие на шею в три ряда - и все равно будут висеть ниже груди. А уж жемчужное зерно какое - белое, крупное, ровнехонькое, как на подбор.

+1

6

Мужчина тем временем ближе подобрался, вновь всколыхнув в душе Алконост сомнения. Она смутно помнила что-то, но мысль в голове вилась, будто юркая ящерка, и никак не давала ухватить себя за хвост. Все ускользала, негодная, между пальцев. Девушка с сомнением покосилась на трогательно обнимающего яблоневый ствол незнакомца, словно оценивая свои шансы ускользнуть сейчас. Досвистелась, птичка.
- Своя собственная и немного сестры, - улыбнулась Алконост, сохраняя на личике прежнее беспечное выражение. Как истинная женщина, она умела прикинуться дурочкой в нужный момент. Мужчина хотел узнать ее имя или происхождение, но не угадал с постановкой вопроса. А сестра… Райская птичка так Сирин называла, когда подлизаться и заставить мрачную подругу уступить, хотела. Чаще всего получалось, к слову.
- А откуда ты знаешь, что одна я? – заинтересованно спросила девушка, покачивая босыми ногами в воздухе. – Может, где рядом стайка подружек, брат или жених? – Алконост задумчиво склонила голову к плечу. – Впрочем, ты прав, наверное, добрый молодец. Негоже с незнакомыми мужчинами беседы водить в сонных садах. Разве можно это? Я ведь ни роду, ни имени твоего не знаю, - птичка покачала головой немного неодобрительно и взяла в руки лежащее в подоле яблоко. Мужчина тем временем зачем-то выудил из-за пазухи ленту. Красивую. Алую, широкую и с золотым позументом. Такую в косу вплести – все подружки обзавидуются. А уж следом появившиеся на свет Ярилы жемчужные бусы… Дивные.
- Невесте, небось, нес подарок или сестрице? – рассмеялась Алконост, удерживаясь от того, чтобы протянуть руку к вещицам, хотя они так и манили. – А у меня вот только яблоко есть, - похвасталась девушка и неожиданно бросила его мужчине. Сама же птичка легко спрыгнула с ветки и, мягко приземлившись, легко порхнула в сторону, спрятавшись от странного незнакомца за деревом. Ишь, какой! Ловкий больно. Бояться его она не боялась, просто интересно было. Алконост игралась со скуки, надеясь, что успеет еще убежать. Пусть только шанс хороший представится, чтобы чудак этот за ней хвостом не потянулся.

+2

7

Яблоко Кощей поймал, а вот девицу упустил - она спрыгнула с ветки и спряталась. Хотя, как спряталась - стоит вон, за деревом, и улыбается. Ни страха тебе, ни смущения. Кощей еще больше уверился, что певунья - она не из простых.
Вопросы ее относительно роду-племени он, разумеется, мимо ушей пропустил. Не время еще представляться по-батюшке, да по-матушке. А вот про подарки разговор подхватил с воодушевлением:
- И не невесте, и не сестрице - нету их у меня, - и вздохнул тяжело - вроде как запечалился. - Сам не знаю, зачем ленту купил, и ожерелье. Торговец пристал, как репей: возьми, да возьми, пригодятся! Человек я богатый, - потупился скромно, - купил, чтобы отвязался купец. Хотел вот девкам сенным подарить на забаву, а тут тебя услышал... И верно ведь купец говорил, пригодились покупки. Пригодятся... если возьмешь в подарок...
И говоря так, приближался тихо, исподволь. Вот уже и ручки красавицы коснулся. Мелькнула шальная мысль: а в охапку ее, красавицу эту, и делов. Но Кощей тут же осадил сам себя: не из простых певунья, значит, и надо с ней не по-простому.
- Давай честно обменяемся, - продолжал он, - ты мне яблоко подарила, а я тебе ленту и жемчуга. Согласна?

+2

8

Страха перед незнакомцем в душе Алконост не было, а вот сомнений – поприбавилось. Представляться он также не стал, так что теперь они играли вдвоем. Что ж… Так интереснее. Нужно только не упустить момент, когда настанет пора из игры этой выйти.
Яблоко мужчина ловко поймал, но непозволительно много внимания этому нехитрому делу уделил – отвлекся и упустил шуструю птичку, которая тут же спорхнула с ветки и спряталась за дерево. Речам его сладким девушка не верила ничуть, но слушала, стараясь казаться бесхитростной и наивной.
- Вот повезло твоим девкам сенным, - протянула Алконост, мягко обходя дерево, чтобы совсем уж не попасться незнакомцу, который с кошачьей грацией тихонько приближался к ней. Хитер, хитер, прохвост.
Мужчина осторожно приближался, крадучись и неспешно, словно Алконост была пугливой пташкой. Почти угадал. Замешкавшись, девушка не успела навернуть еще один кружок вокруг разделявшей ее и незнакомца яблоньки, чем тот и воспользовался, улучив момент и коснувшись руки. Алконост улыбнулась и качнула головой, ловко убирая ладошку.
- Разве ж это честно? – задумчиво спросила девушка. Она уже успела сместиться к яблоньке, на ветви которой изначально пристроилась. На мгновение присев, красавица подняла с земли свои туфельки и тут же снова спряталась за дерево, оттуда лукаво посматривая на незнакомца. – Лента и жемчуга много дороже яблока и подслушанной песни, хотя… - птичка сделала вид, что задумалась. – А давай ты меня догонишь? Если сумеешь – возьму твою ленточку, а на нет и суда не будет. Упорхну восвояси, что и следует сделать. Заболталась я с тобою, милый друг.

+2

9

Она явно собиралась ускользнуть - заговаривала медовыми речами, отходила все дальше, и незаметно сцапала свои туфельки, брошенные до этого в траве.
Ах, какая! Кощей едва удержался, чтобы не прищелкнуть языком. И игрунья, и кокетка, и, верно, смешливая как девчонка, еще не невестившаяся.
Вот сейчас - придумала забаву, и даже засияла еще ярче от осознания своей выдумки. И волосы залучились, и глаза заблестели - на такую только и любоваться. И уж никак нельзя упустить - такие самоцветы на дороге не валяются. И на яблонях не растут. Кош повесил на ветку и ленту, и жемчуг, а подаренное яблоко сунул за пазуху:
- Что ж, давай поиграем, красавица. И мне такие игры по душе. Только если догоню - яблоком не рассчитаешься.  За ленту - поцелуй, за буски - два...
А в том, что он догонит девицу, Кощей даже не сомневался. Сказал - и прыгнул вперед, стараясь схватить озорницу за рукав.

+3

10

Мужчина, наверное, уже догадался о намерении Алконост ускользнуть. Ведь не зря она подхватила с травы оставленные туфельки. Однако птичку это ничуть не волновало – она знала, как упорхнет.
Выдумка с бегом Алконост очень нравилась, однако незнакомый хитрец все одно вывернул ее так, что девушке пришлось нахмурить бровки. Повесил ленту и жемчуга на ветку, да такую цену за них заломил, что не высказать. Вот ведь уж-то! Вот лукавый!
- Вот уж нет! – рассмеялась птичка,  вопреки ожиданиям мужчина подаваясь вперед и проскальзывая у него под рукой, занесенной, чтобы ее за рукав ухватить. Не дожидаясь, пока незнакомец догадается, что не так, отбежала подальше, отгородившись от ловца деревом. – Поцелуи дарят только тем, кто не мил, - Алконост сдержала детское желание показать мужчине язык и, развернувшись, побежала прочь, изредка оглядываясь через плечо. Босые ноги легко несли девушку по травке.  Она вертко сновала между кустами и деревьями, направляясь в одно ей ведомое место, где рассчитывала незнакомца и оставить, чтобы хвостом не прицепился и к дому не потянулся.

Отредактировано Алконост (2015-02-20 21:30:02)

+1

11

Она, все же, оказалась куда как ловка. И легка на ногу. Проскочила под рукой и помчалась по саду, только заблестели мокрые от росы пятки. Вот этого точно делать не стоило. Тот, кто убегает - он всегда добыча. А если еще добыча красива, молода и блестит жемчужными зубками и крутит подолом... Кощей уже не сомневался, что девица хочет распалить его до крайности, чтобы потом любилось горячее. Что ж, добре! Любить - и погорячее - это то, что Кощей делать умел, делал с удовольствием и часто.
Он бросился вслед за беглянкой. Ему казалось, что еще чуть-чуть, и он ухватит подол ее вышитого платья. Один раз ему даже посчастливилось коснуться ее косы, но птичка ускользнула из силка. Метнулась туда-сюда между яблонями, пробежала по черемуховым кустам, поднырнула под ветки вишен - и нет ее.
Кощей глазам не поверил.
Четверть часа он методично обыскивал весь этот злополучный сад и готов был сровнять его с землей. Нет - как нет. Девица пропала, словно в небо улетела.
Кощей вернулся к той самой яблоне, на которой увидел певунью. Уныло болтались на ветке лента и ожерелье. Чародей нащупал за пазухой яблоко, подаренное ему неизвестной красавицей. Он еще сколько-то подождал, навострив уши и оглядываясь на каждый шорох. Ждал, хотя знал, что все бесполезно. Не вернется. Удрала! Обманула и удрала!
Жемчуг раскатился по траве с разорванной нитки, алые клочки упали на траву, как лепестки диковинного цветка. Кощей злобно ударил кулаком по дереву, будто оно было виновато во всем. Потом обернулся вороном и полетел прочь из сада.

+1

12

Незнакомец ловко бросился вслед за Алконост, стремясь отбить у нее выигранные мгновения. Мужчина бежал быстро, птичке все время казалось, что он вот-вот догонит ее, а потому девушка металась по саду, как заполошный заяц. Один раз он уже сумел коснуться косы, слава Богам, что не подола, иначе дернуть раз – да и попалась добыча.
Единственным преимуществом, которое оставалось у Алконост, было знание местности. Яблочки красавица более, чем любила, а потому частенько наведывалась в этот сад и успела уже выяснить пару интересных местечек.
В какой-то момент птичка порхнула за куст черемухи, ловко оббежала его, прячась от мужчины, и кинулась в заросли. На самом деле кустарник только выглядел сплошным переплетением ветвей, абсолютно непроходимым. Проход в нем Алконост обнаружила еще седмицу назад. Очевидно, прокладывался он таким же любителем яблочек, как и она, а потому вел к дырке в заборе, чем девушка и воспользовалась. Оказавшись на улице, птичка пробежала еще немного, свернула за угол и быстрым шагом дошла до людного места, где и затерялась в толпе. Теперь можно было не опасаться ничего, даже если мужчина и раскусил ее маневр. Хотя до дома Алконост все же пошла кружным путем.

Базарные дни птичка никогда не любила. Удовольствия в том, чтобы пробираться в толпе гомонящих людей, где каждый торговец, не жалея глотки, вопит на всю площадь, расхваливая свой товар, Алконост не видела. Однако иногда все же приходилось сходить.
В городе райская птица жила под видом обычной человеческой девчонки Велены из дальнего села. Она снимала комнату и по мере сил помогала хозяйке по дому. Например, ходила на базар.
Алконост вышагивала по улице, держа на сгибе локтя простую прикрытую чистой вышитой тряпицей корзинку. Светлая коса, красивое платье, милое личико и улыбчивые губы не давали красавице остаться незамеченной среди местных молодцев.
Очередной покупатель, которого девушка обогнала в толпе, чуть задев плечом, показался ей смутно знакомым. Алконост обернулась, через плечо оглядываясь на мужчину, и с колким удивлением опознала в нем давешнего незнакомца, с которым повстречалась в яблоневом саду. Мысленно охнув, птичка порывисто отвернулась и порхнула в сторону,  к одному из торговцев, на прилавке у которого были разложены разноцветные бусы и яркие ленты.

+1

13

Ярмарка в Нижнем была самолучшей на всю Русь. Москва и рядом не стояла, хоть и слыла теперь столицей. И чем же только не торговали вокруг!.. Россыпи ягод, яблок, грибов, мёд всех цветов и сортов, постное масло - зеленое  конопляное, бледно-жёлтое льняное, жёлто-янтарное рыжиковое. А капуста!.. И свежая в кочанах, и квашенная с клюквой, со свеклой, с тмином и заморскими пряностями. Куры, гуси в клетках, кисель ломтями, теплые баранки, сбитень и квас на розлив. Но больше всего Кощея интересовали не обжорные ряды, а ремесленные. Вот где глаза разбегались! Нигде не было таких искусников, как на русской земле!.. Можно было до вечера любоваться витиеватыми узорами, вырезанными на берестяных туесах, цветами и конями нарисованными на дугах, сундуках и ларцах. А красновышитые рушники? А браные полотна? А короба со стеклянным разноцветным бисером, который отмеряли горстями?
Ярмарки всегда пьянили Кощея лучше вина. Нигде больше не найти таких всплесков чувств человеческих - они льются щедро, обильно, только успевай направить этот поток в нужное русло. Пожалуй, больше опьяняли лишь чувства невинных дев, но с ними всегда столько мороки...
Принаряженный в красный кафтан нараспашку, рубашку тонкого византийского полотна и мерлушковую шапку, несмотря на теплую погоду, Кощей гулял между базарных рядов, но ничего не покупал. Он присматривался к мастеровым. Кого из них можно сманить щедрой платой и обещаниями Ирия на земле, уговорив отправиться в потаенное место в Карпатах, где жива память прошлого, и всё подчиняется старым богам.
Многие, кстати, соглашались уйти. Забирали семьи, бежали деревнями - не сладко нынче жилось на Руси. Впрочем, когда на ней жилось сладко? То степняки лезли войной, то с запада наседали ревнители веры, несущие "свет истины" посредством мечей и костров. Только что закончилось смутное время, когда князья и цари менялись так часто, что простой народ не знал, какую с утра шапку надевать - русскую или польскую. Был заключен позорный Деулинский мир, и поляки хозяйничали на исконных русских землях, и царь Владислав именовался в официальных бумагах Царем Русским.
Но мысли о политике мгновенно испарились, когда Кощей приметил такую знакомую фигурку, и косу, золотистую, как солнце. Она, та самая! Певунья из яблоневого сада!.. Стояла себе скромницей и перебирала ленты, вывешенные для продажи.
Кощей сдвинул шапку набекрень, и сам двинулся на приступ. Подошел неслышно, облокотился о прилавок локтями, и сказал торговцу, бросив ему кошель с серебром:
- Дай-ка самых лучших лент, отец. Красных и лазоревых. Для этой вот девицы-красавицы. Задолжал я ей, - а когда торговец отвлекся, набирая лент, добавил тише, чтобы услышала только певунья, - задолжал и за яблоко сладкое, и за песни, и ласку.

+2

14

Ох, и пожалела Алконост, что поддалась на уговоры хозяйки пройтись в ярмарочные ряды. Пожилая женщина, дети которой разлетелись из родительского гнезда кто куда и бывали у матери очень редко, была еще полна сил и желала заботиться о ком-то. Да, например, о постоялице, которая при своей красоте как-то на молодцев и не заглядывается местных, не кокетничает.
Побродить по мастеровым рядам, присмотреться к ремесленным штукам, правда, оказалось действительно интересно. Птичка даже прикупила себе резной деревянный гребень и бусы яркие. Девушка уже совсем уходить собиралась, когда давешнего знакомца из яблоневого сада увидела, да еще и, как назло, плечом в толпе задела. Ооох, как сердечко-то заколотилось! Знала ведь, шалунья, что обидела парня. Нет, он, конечно, и сам хорош соколик, что резво с поцелуями-то сладкими спорить стал… Да вот как теперь гордость мужская отреагирует?
Алконост ускорила шаг, обогнула нескольких человек, стараясь затеряться в гомонящей толпе, и резко свернула к первому же прилавку, возле которого присутствие особы женского пола было бы уместно. Тонкие пальчики ухватили одну ленту, другу. Торговец, увидел у своего прилавка красавицу, явно заинтересовавшуюся его товаром, разлился соловьем. Птичка заулыбалась, пропуская ленты меж пальцев, спросила цену у одной, у второй, отрицательно покачала головой. Нет, не стоили они тех денег, которые за них мужчина просил.
Девушка уже посмела было надеяться, что молодец из сада яблоневого ее и не заметил вовсе, что зря испугалась, как за спиной раздался знакомый до боли голос. Сердце забилось, как пойманная в силок птица, а сама Алконост дернулась от неожиданности.
- Что же ты пугаешь-то, добрый молодец? – звонко, для торговца спросила девушка, а когда обрадованный мужчина ушел товар набирать, добавила уже тише. – Зло на меня затаил в сердце своем, что испугалась тебя в саду? – в глазах плеснулось искреннее сожаление, раскаяние, будто стыдно было птичке, что удрала она бессовестно. Да только жалела она сейчас о том лишь, что снова попалась. – Да ты не серчай, лучше вокруг посмотри, сколько всего интересного! – птичка светло и едва ли не ласково улыбнулась знакомцу-незнакомцу. – И выпечка сладкая, и всякие поделки ремесленные… А на площади, говорят, качели поставили. Лети-и-ишь на них и сердце замирает от восторга! – Алконост покосилась на возившегося с лентами торговца. Вот уж должной оказаться птичке не хотелось… - Идем туда? – девушка потянула парня за рукав. – Оттуда я не убегу, - разве что потеряется по дороге в толпе. Совершенно случайно.

+1

15

Кощей позволил увести себя на площадь. Торговец выволок пук лент, но он только махнул рукой, оставляя и товар, и кошелек. Пусть радуется удаче, жадный человечишко. Сегодня Кощей рассчитывал на барыши побольше и побогаче.
Певунья вела его сквозь толпу, то и дело улыбаясь через плечо и смешливо морща носик. Чародей крепко сжал ее ладошку, опасаясь, что пташечка снова упорхнет, только хвостом помашет.
Качели он, кстати, не слишком любил. Мотаться на летающих корытах - сомнительная радость. А вот со стороны посмотреть - красота! Девки какие! Одна другой краше! Лица раскраснелись, русые косы растрепались - милота, да и только.
- Не испугаешься высоты-то? - спросил Кощей, забирая у красавицы корзинку. Сунул корзину в руки какой-то бабе, пригрозил пальцем: - Стереги! - вроде и тихо сказал, но несчастную женщину как приморозило. Замерла, вытаращив глаза, и вцепившись в корзину, как в мешок с золотом.

+1

16

Парень послушно позволил за руку себя взять, да и утянуть в толпу базарную. Алконост, улыбаясь, вела его за собой, юркой змейкой проходя меж людьми. Одно только немного смущало - слишком уж крепко и уверенно сжимала ее ладошку мужская рука. Оно, конечно, и понятно, учитывая, что один раз уже пташка упорхнула, да только неловко. А потому девица все смущенно розовела, да чуть морщила лобик, но высвободиться не порывалась.
   - А разве ж можно чего бояться с таким добрым молодцем? - лукаво поинтересовалась Алконост, нехотя отдавая корзину. С минуту парню пришлось еще повыпутывать плетеную ручку из девичьих пальчиков - все ж вещи-то не бросишь, если сбежать решишь. Пока корзинка в чужих руках, то и воля птички малость связана.
   - А звать-то тебя как? - опомнилась вдруг Алконост. - Ты так и не сказал в прошлый раз.
   Между тем, девица и взгляд остекленевший той бабы заприметила, да только не сказала ничего. Смолчала, чтобы в неприятности не попасть - мало ль не привиделось, не пригрезилось, и вправду хитрость какая?
   На качели Алконост взлетела легкой пташкою. И тут же хитро взглянула на своего знакомца из сада, которого вот-вот грозился опередить другой молодец, желавший покачаться с красавицей.

Отредактировано Алконост (2015-10-03 00:48:02)

+1

17

- А меня не зовут, я сам прихожу, - ласково ответил Кош, отталкивая ладонью в подбородок молодца, который не в очередь лез на качели. Молодец улетел на руки друзьям, но почему-то гневаться и кидаться в драку не стал. Потер челюсть, похлопал глазами и поспешил скрыться в толпе.
Кощей встал против девицы и принялся раскачивать качели. Доска, украшенная цветами, подалась легко. Цепи поскрипывали, в лицо бил солнечный свет пополам с небесной синевой, и ветер ерошил волосы.
- И к тебе приду, скажи только где живешь, - начал он, не спуская глаз с разрумяневшегося личика. - Уж так ты мне по душе - хоть завтра со сватами приду. В первый раз от меня сбежала, в этот я тебя не упущу.
Качели уже взлетали вровень с балкой. Народ расступился, глядя на смельчаков. Кто-то бился об заклад, что девица вскоре струсит и запросится на землю, кто-то, наоборот, утверждал, что девица - сразу видно - не из пугливых, и посему качелей остановить не попросит.

+2

18

http://slavdom.f-rpg.ru/i/blank.gif   - И даже второй раз подойти не стесняешься, - лукаво пропела Алконост, признавая свою ошибку в постановке вопроса. На этот раз отбрехался добрый молодец, как бы между делом отпихнувший обманчиво легким ударом в челюсть красавца, что поперед его решил на качели забраться. Силушку птичка оценила, приметив, что рука у этого незнакомца тяжелая. А может, и еще что добавил, помимо удали и сноровки.

  Качели взлетали все выше и выше, выше и выше. Парень раскачивал их так легко, словно подталкивал не тяжелую деревянную люльку с собой и девицей, а нечто более легкое. Алконост заливисто смеялась, подставляя раскрасневшееся личико ветру, растрепавшему светлую косу и игравшемуся подолом яркого расшитого сарафана.

  - Ты меня вовсе за глупенькую принял? – обманчиво ласково спросила девица. – Кто же это говорит, где живет тем, кому и имени-то не знает? А ну как и вправду в гости придешь, что я родителям скажу? Привела незнамо кого? – обещание явиться и вовсе со сватами заставило Алконост рассмеяться звонко. – Ой, не обещай того, чего выполнять не собираешься, добрый молодец! – птичка еще надеялась, что и во второй раз ей упорхнуть удастся. Уж больно настойчив был этот незнакомец, да и какое-то смутное предчувствие томило сердце. Не так он и прост, как показаться желает. Ишь, от лица глаз не отводит, а сам качели уже до стука раскачал! Алконост снова заливисто рассмеялась от веселья, запрокинув голову, а с тонкой ножки, нечаянно дернувшейся, слетела вдруг туфелька и отправилась прямиком в раскачивавшего качели доброго молодца. Устояла рисковая девица и не упала совершенно немыслимым образом - толпа аж охнула в испуге.

+1


Вы здесь » SLAVDOM » Баллады о прошлом » Потрогаешь-гладко, откусишь - сладко


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC