SLAVDOM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SLAVDOM » Баллады о прошлом » Свет мой зеркальце!


Свет мой зеркальце!

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

http://sd.uploads.ru/t/F1dEB.jpg

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
- Ничейные земли, Ярмарка, лавка купца Черномора.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
- Злата-царевна, Кощей Бессмертный
ВРЕМЯ
- предкупаленская неделя, 2012 год
КРАТКИЙ СЮЖЕТ
- никогда не смотрите в Волшебное зеркало и не говорите при этом неосторожных слов.

0

2

Было скучно. И ворон-дружок куда-то запропастился. А что делать, когда скучно? Правильно - развеется, отправиться на прогулку, посмотреть людей и себя показать.
Путь в Срединные земли, где не властен ни один из кланов, Злата знала - сколько раз они с Судаком сбегали на Ярмарку от взора грозной матушки. Но впервые царевна шла этой дорогой одна. Наряжена она была крестьянкой - в небеленую рубаху и поневу в сине-красную клетку. И волосы распустила, и начельник надела попроще - вышитой лентой, без височных колец и каменьев самоцветных. Но и в этом наряде Злата была милее всех - так ей казалось.
На земли Ярмарки ее пропустили без препятствий, и царевна пошла по площадям и улочкам, глазея на пестрые вывески, товары, торговцев и покупателей.
Дождь полил некстати - проливной, какой бывает только накануне Купалы. Люди со смехом и криками разбегались кто куда, ища защиты от разгулявшейся стихии. Злата тоже поспешила укрыться,
юркнув в первую попавшуюся лавку.
- Посмотреть зашла, краса ненаглядная, или купить что желаешь? - раздался вдруг скрипучий голос за ее спиной.
От неожиданности Злата ахнула. Горевшая в лавке свеча бросала на прилавок тусклый светлый круг, все остальное тонуло в темноте. И из этой темноты выполз самый уродливый карла, которого когда-либо приходилось видеть царевне. Лысый, косоглазый, со скошенным ртом. Борода у него была сажени четыре, если не больше. Карла перебросил бороду через плечо, обернул вокруг пояса, но она все равно тащилась по полу.
Злата закусила губу, чтобы не рассмеяться. Но карла ждал ответа, и она сказала с поклоном:
- Я от дождя пряталась, дядюшка. Но может и куплю, если что по душе придется. А чем ты торгуешь? 
Карла вдруг захихикал, потирая ладошки, и сделал приглашающий жест к полкам, тянувшимся вдоль стены:
- Да всякой мелочью, красавица. Пока дождь будешь пережидать - взгляни, может и понравится что-нибудь. Если надумаешь покупать - крикни, я тут, в соседней комнате. 
Взмахнув короткой ручкой, он скрылся за приоткрытой дверью, и Злата еще несколько мгновений слышала его хихиканье.
"Что за купец, если свой товар не хвалит? - подумала девушка. - Мелочи... Ладно, посмотрю, какими безделушками он тут промышляет".

+2

3

Дождь хлынул, как нельзя кстати. Причем настоящий дождь, не колдовской. Серая стена скрыла Кощея от преследователей, чему он был несказанно рад. Попытка проникнуть в Виеву башню закончилась, даже не начавшись толком. И вправду, что ли, Илейкины богатыри не даром хлеб ели. Можно было прищелкнуть пальцами и скрыться с глаз долой, но рядом с Илейкой топтался оборотень Вольга. При нем Кощей не стал щеголять колдовством, чтобы себя не выдать - почует еще.
Конечно, обряженного в одежды румынского крестьянина, Кощея сейчас бы и мама родная не узнала, но рисковать не хотелось. Поэтому, едва оторвавшись от преследователей, он заскочил в лавку Черномора - бывшего волшебника, а теперь торговца, потерявшего всю магическую силу. Из-за бабы, между прочим. Кощей не знал подробностей сей захватывающей истории, но суть уяснил - Черномор умыкнул мужнюю бабу, и получил от оскорбленного супруга по полной. Сам виноват. Воруешь - смотри не только на товар, но и на хозяина.
В лавке, как всегда, была темнотень. Теплилась только одна свечка. Кощей хлопнул ладонью по прилавку и позвал:
- Эй, Черномордин! Гостей не ждешь? Что нового у тебя? Каких диковинок достал?
Откуда-то из потаенных комнат лавки раздалось недовольное ворчание, на короткий миг показалась отвратительная рожа бывшего волшебника и тут же пропала: мол, не те гости, чтобы ради них от дела отвлекаться. Кощей только хохотнул и отправился исследовать лавку самостоятельно. Торговал Черномор всяким барахлом, но иногда попадались и любопытные вещицы. Например, кошелек-самотряс, который Кощей в прошлом году выторговал за рубин, величиной с голубиное яйцо. Кошелек был старый, и чаще всего водились в нем медные монеты, но как говорят: курочка по зернышку клюет. К кошельку был приставлен специальный человек, который каждый час вытряхивал в сундук медяки. Хорошее подспорье в хозяйстве.
Но в этот раз Кощея ожидала диковинка подиковинней - не разглядев в темноте, он столкнулся с девицей-красавицей, которая перебирала рухлядь на полках. Девица ударилась лбом и уронила корзину, покрытую рушником.
- Это кто тут у нас? - протянул Кощей, поглядывая с любопытством. Своих девок он знал все наперечет, тех, кто с Ярмарки - через одну, с земель Мовере - похуже. В Видере людей почти не водилось. Значит, либо проглядел красотку, либо она - из Марьиной челяди будет.

0

4

Кто же налетает столь неуважительно на царевен?! Потирая ушибленный лоб, Злата обернулась к недотепе неуклюжему, чтобы высказать все, что о нем думалось в эту минуту. Даже в тусклом свете свечи она разглядела, что это был самый отвратительный человек на свете - хуже даже бородатого карлы! Высокомерный, нахальный, да еще и невежа. И смотрит, словно на вкус собрался пробовать - сладка ли?
Язык чесался, ответить на вопрос, кто она такая. Чтобы деревенщина неотесанный сразу спесь свою порастерял. Но Злата сдержалась. Знала, что не стоит называть своего имени без веского повода - дойдет до матушки, сидеть больно будет.
- Нам с тобой детей не растить, - отрезала она, - и кто я такая - не твоего ума дело.
Подобрала корзинку, расправила сбившийся рушник, и как ни в чем не бывало продолжила рассматривать вещи на полках. Были здесь и гребни, и шкатулки, и туеса, полные непонятных травок. Рассматривала вещи, но искоса бросала на деревенщину грозные взгляды. Все равно пока дождь не кончится, уйти не получится. Так пусть сразу поймет, что не на ту напал, над кем можно посмеяться или за руку взять.
Под руку ей попало зеркальце. Простое, в две ладони размером. Рамка резная, ручка отполированная руками прежних владельцев. Что делает девушка, увидев зеркало? Смотрится в него, конечно же. Вот и Злата тут же повернулась к свету и не отказала в удовольствии полюбоваться на себя-расхорошую. Поправила начельник, откинула со щеки непослушную прядку, пригладила пальчиком брови и улыбнулась отражению. Хороша, ничего не скажешь!
В зеркале отразилось ухмыляющееся лицо неучтивого посетителя. Так и ел глазами!
Тут уж Злата разозлилась не на шутку:
- И чего уставился? - возмутилась она, уперев руки в бока. - За погляд денег не берут, а в глаз дают!

+1

5

А она была - злючка. Причем, злючка с огоньком и норовом. И совсем не похожа на крестьянку. Забавно, но ее лицо показалось Кощею знакомым, хотя он точно был уверен, что раньше девицу никогда не встречал. Позабавило его и то, как она любовалась собой в зеркальце. Подобных девушек-красавиц он видел насквозь - очаровательная, пустоголовая, на первом месте - лишь собственные капризы, и весь мир вертится вокруг нее. А иначе и быть не может. Вобщем, приятное общение на неделю-другую.
Приосанившись, Кош бросился в наступление.
- Говорят, и кошка может смотреть на царя, - заговорил он самым бархатным голосом, небрежно перебирая рухлядь на полках и незаметно подбираясь поближе к девице. - Но ты - не царевна, а я - не кот, так почему бы мне не порадовать взор твоей нежной красотой? Ты прости, если тебе показалось что-то обидным. Я с девушками, обычно, несмел до слез, а перед красавицами и вовсе робею... А на тебя глядя - впору не только языку отняться, но и разуму помутиться. Чья ты такая, солнышко летнее?  Местная, или откуда-то из кланов пришла? И как тебя родные отпустили одну - такое сокровище? Или ты здесь с батюшкой матушкой? Тогда где же они?..
И оглянулся на всякий случай - вдруг выскочит сейчас какой-нибудь дюжий кузнец с пудовыми кулаками и воплями, что на дитятко его драгоценное покушаться вздумали. Разбирайся с ним потом, еще на суд потащит. К богатырям. А с Илейкой Кощею сейчас встречаться не хотелось. Пусть поостынет, да забудет о том, что кто-то пытался проникнуть в Виеву опочивальню.

0

6

Хоть и знала Злата о мире больше по рассказам матушки, Судака и прислужниц, но тут внутренний голос подсказал ей, что надо держаться подальше от незнакомца. Пусть у него и голос приветливый, и слова ласковые, а взгляд -выдает. Эх, как не хватало ей сейчас верного друга ворона! Он бы и подсказал, что ответить, и в случае чего - человеком бы оборотился, оборонил от обидчика. Теперь же приходилось выпутываться самой.
Злата холодно ответила, стараясь, чтобы голос звучал потверже:
- Как меня зовут - тебе дела нет. А матушка моя - куда как грозна! Сейчас придет - и оттаскает тебя за вихры, чтобы на честных девушек глаза почем зря не таращил!  А то шляются тут всякие, на ком бы пахать надо, а они от работы отлынивают. По тебе сразу видно, что работничек ты не очень - и руки белые, и лицо не загорелое. Значит, не сеешь, не пашешь, а только баклуши бьешь, да глупых девушек сладкими речам завлекаешь.
Она снова посмотрелась в зеркальце, но больше для того, чтобы увидеть отражение незнакомца - не замыслил ли что злое? Про матушку соврала, но только дождь хоть немного утихнет - только ее и видели, и в этой лавке, и на этой улице.
Царевна снова поправила начельник. Красавица, она, конечно. Но это не значит, что всяким проходимцам надо к ней близко подходить и заговаривать.

0

7

Кощей поймал взгляд строптивой девицы в зеркальце. Опять собой любуется.
- Все бы вам, красавицам, у зеркала вертеться, - сказал он, - и горя не знаете, и людей по себе судите. Одета ты как крестьянка, а и у тебя ручки - работы не знавшие. И личико тоже солнцем не опалено. Значит, или лентяйка, или не та, за кого себя выдаешь...
Он с удовольствием заметил, что девица смешалась, и закончил:
- Тебе бы в моей шкуре посидеть,тогда поняла бы, что моя жизнь - не только баклуши бить.
Вслед за этими словами он почувствовал легкое головокружение. Кощей зажмурился и помотал головой, прогоняя морок, а когда открыл глаза... Он точно помнил, что  во время разговора стоял за спиной девушки, опираясь о стену, а теперь почему-то находился у самой полки и держал в руках то самое зеркало, в которое только что любовалась красавица. Еще ничего не понимая, он оглянулся, и увидел себя самого - с таким по-идиотски удивленным лицом... В следующее мгновенье он - стоящий у стены - подскочил к нему - держащему зеркало - схватил за грудки и хорошенько встряхнул, вереща при этом тоненьким бабским голоском:
- Ты что натворил, колдун проклятый! А ну, верни, как было!
Зеркало вывалилось из руки и упало на пол, разлетевшись на сотни осколков. Кощей уставился на него, и увидел, что одет в длинную рубашку, из-под которой торчат маленькие женские поршни. И только тут понял, что произошло, и выругался так витиевато, что Черномор выскочил к прилавку.
Зеркало было волшебным и могло менять облик по желанию. А что он сказал? "Тебе бы побывать в моей шкуре..." Вот они с девицей и поменялись шкурами. Точнее - телами.
- Прекрати визжать! - оборвал Кош плачущую красотку, волей случая заключенной в тело чародея, и направился к Черномору. - Значит, зеркала волшебные разбрасываете?! А предупредить нельзя было? Давай другое, пока меня вороны не засмеяли. Я - в бабском платье бегаю!
- Одно было, - невозмутимо ответил торговец, и Кощей потерял дар речи. - Зачем разбил? - продолжал Черномор. - Знаешь же, что волшебные зеркала - суть вещи редкие, по парам на продажу не выставляются.

+1

8

А никто и не визжал! Злата чужой рукой смахнула слезы, набежавшие на чужие глаза. Другое тело ощущалось одеждой с чужого плеча - великоватое, руки болтаются, ноги заплетаются. Она едва не упала, когда добиралась до прилавка.  Карла смотрел на них безо всякого выражения, но его слова привели царевну в отчаянье:
- Это все ты виноват! - крикнула она на саму себя, стоявшую рядом. Так и с ума недолго сойти! Царевна не удержалась - и слезы опять хлынули. Всхлипывая, она смотрела на свое личико - такое красивое, такое милое.на котором обычно играла ласковая улыбка. Теперь ее личико очень некрасиво хмурилось и поджимало губы.
- Я... я матушке все расскажу! - еле выговорила она. - Лавку твою спалят! А тебя в кнуты отдадут!
Тут она сообразила, что если отдавать на расправу болтливого незнакомца, то страдать будет ее тело, и зарыдала особенно горько.
Сейчас она очень сожалела о своем опрометчивом поступке - отправиться без разрешения в чужие земли, да еще и без верного друга ворона! Что же теперь будет?

+1

9

Когда девица завыла в голос, Кощей не сдержался и влепил ей пощечину, чтобы пришла в себя. Самого себя по морде бить, конечно, не очень приятно, но и видеть собственную физиономию зареванной - это еще хуже.
- Поплакала? - спросил он грубо - и куда только бархатный голос девался, и ласковые речи? - почесывая ладонь, потому как нежные девичьи ручки не были приспособлены для крепких плюх. - Если бы тут можно было ревом помочь, я бы тоже всплакнул. Только без толку. А ты, - он повернулся к Черномору, - если не хочешь, чтобы я тебя в крысу превратил - сказывай, у кого зеркало купил. Какой-такой чародей подобным богатством разбрасывается?
Для устрашения он еще и пальцами прищелкнул. Так, хотел огонька немного добавить - попугать басурманина, чтобы память ему освежить, но... ничего не произошло. То есть, вообще ничего - ни тебе язычка пламени, ни искорки. Тут уже Кощей струхнул не на шутку. неужели и волшебство его осталось в прежнем теле? Тьфу, как страшно называть собственное тело - прежним.  Он лихорадочно соображал, что делать. Главное, чтобы Черномордин не догадался, что у него нет больше колдовской силы. А девчонка?.. Неужели теперь она стала колдуньей? А если попросить ее попытаться сколдовать все обратно?
- Зеркало у старухи купил, - ответил торговец, и бодренько ответил, надо сказать. - Она в капище венки вяжет. Седая такая, с бородавкой на подбородке. Йованой зовут.
- Пошли! - скомандовал Кощей, и рванул вон из лавки, под самый дождь.

0

10

Злату никогда не били. То есть, вообще никогда. Даже матушка не подшлепывала в полную силу - так, для виду. А уж покойный батюшка и вовсе пылинки сдувал с драгоценной доченьки. А тут... Получив крепкую оплеуху, царевна замолчала, как по-волшебству. Даже слезы высохли - смотрела только широко распахнутыми глазами, держась за щеку, и не верила, что все это с ней происходит.
Она еще не решила, как себя вести - или грохнуться в обморок, или снова разреветься - на сей раз от обиды и злости, или еще что изобразить, как обидчик схватил ее за рукав и выдернул на улицу, под самый дождь. Старуху искать, ту самую, что купцу волшебное зеркало продала. Злата плохо понимала, для чего им старуха, и почему она должна слушаться этого поганого человека, который воровски завладел ее красивой оболочкой, а теперь бежал по улице, не обращая внимания, что платье промокло насквозь, коса растрепалась и выбившиеся пряди некрасиво прилипли к румяным щечкам - еще никогда царевна не выглядела так неряшливо и небрежно. Это придало Злате сил, и она резко остановилась, вырвавшись, и топнув ногой, и уперев руки в бока.
Раньше выглядело мило и игриво, когда царевна гневалась и топотала ножками, а сейчас, будучи в чужом теле, Злата и представить себе на могла, на кого похожа, но подчиняться всяким проходимцам не собиралась. В конце концов, у нее собственная голова на плечах, и мудрая матушка.
- Никуда я не пойду! - сказала она, стараясь говорить твердо. - И руки распускать тебе никто не позволял! Да ты знаешь, кто я такая?!
Сейчас она скажет, и этот деревенщина сразу переменится в лице, и испугается, и станет прощения вымаливать, просить, чтобы ничего не говорила Марье Моревне. А она еще подумает, поломается и... скажет, конечно же!

0

11

Кощей наверняка знал только одно - что колдовство можно достаточно легко повернуться вспять или вовсе уничтожить, если прошло немного времени. Но кто знает, сколько будет свеженьким и горяченьким колдовство волшебного зеркала? А значит, надо быстро найти эту Йованну, и требовать, чтобы расколдовала. И девкиным капризам здесь совсем не место.
- Конечно, знаю, кто ты такая! - ответил он грубовато, убирая с лица мокрые пряди. Ох, ну и морока бабам с длинными косами! - Дура ты несусветная. А если не поторопишься, и я с тобой на пару дураком окажусь. Давай, шевелись! Мне в твоем цыплячьем теле неохота торчать до скончания веков!
Он схватил девчонку за руку и поволок по улице. Со стороны это выглядело, наверное, забавно - пигалица тащит за собой мужика, да еще и басит на него, что твой богатырь. А мужик вырывается, топочет ножками и пищит тоненьким голоском. Тьфу ты, аж противно!
Кощей и в самом деле сплюнул. Было досадно за собственную ошибку и злобно на девицу, которая спутала все карты.
Они миновали торговую площадь, как безумные промчались мимо корчмы и постоялых теремов, и оказались около капища. Дождь миновал, и на полнеба заиграла радуга - двойная подкова, вещающая миру, что потопа больше не будет. В любое другое время Кощей полюбовался бы на это небесное явление, но сейчас был не тот случай.
В капище было людно, готовили жертвоприношение или справляли чью-то свадьбу - не поймешь. Да и не важно. расталкивая толпу, Кощей думал, как бы половчее спросить про старуху Йованну - где ее найти и все такое. Он даже прокашлялся, чтобы говорить помягче, как и пристало бабскому облику.
Но люди вдруг расступились, и перед парочкой оказался седой старик со взглядом пытливым и строгим. Он присмотрелся к Кощею и ткнул в него пальцем, вскидывая дубовый посох, увитый свежими листьями. Толпа загомонила, оторвала Кощея от злополучной девчонки, подняла на руки и понесла к алтарю, установленному перед идолами.
Кощей струхнул, за что сам себе стал противен. Куда это его тащат? Неужели, волхв разгадал подмену тел и решил теперь поквитаться с чародеем за все хорошее?..

+1

12

В отличие от негодяя, похитившего ее тело, Злата сразу поняла, что происходит. Это был обряд повязания венков, когда на идолов надевали венки из семи разных цветов и душистой травы. Честь возложить венки принадлежала самой милой и красивой девице, какая попадется на глаза волхвам. Обычно девицу выбирали заранее, но бывало и так, что избранница встречалась волей случая. Царевна чуть снова не всплакнула от обиды - ведь это ей надо было плыть сейчас над толпой людей, купаясь в восторженных взглядах. И она вела бы себя достойней, и смотрелась бы лучше, если бы находилась в собственном теле. А у этого дурака и вид испуганный, озирается по сторонам - словно боится, что его сейчас съедят. Толпа оттеснила Злату к самому забору, и тут уже ей стало страшно - а вдруг она потеряет из виду вора, укравшего ее тело? А вдруг он сбежит, оставив ее навсегда в этом неуклюжей и противной тюрьме?!
Злата бросилась вперед, расталкивая зевак локтями. Она выслушала о себе много нового и совсем не приятного, но стиснула зубы, дав слово не обращать внимания на обидные слова. Оказавшись в первых рядах, Злата принялась выразительно жестикулировать, привлекая внимание "избранницы" и предлагая ей поспешить прочь. Обряд грозил затянуться до вечера, а царевне не хотелось проводить в чужом теле и лишней минуты. Ей было так же неуютно, как в одежде с чужого плеча.

+1

13

Видя, что красивая девка не понимают, чего от нее требуют, главный волхв  шепнул ей на ухо:
- Тебе оказали честь преподнести нашим богам бескровные жертвы. Надень венки на идолов и поклонись им.
Кощей вздохнул с облегчением - а все не так страшно. Он увидел в первых рядах самого себя - не себя, разумеется, а эту дурочку из лавки, которая натянула его тело, как лапоть. Она строила отвратительные гримасы и указывала на выход из капища. А то он сам не знает, что надо поторопиться! Но длиннобородый дед привязался, как банный лист.
- Ладно, давай свои венки. Да быстрее шевелись, хрыч сивобородый. Видишь - мне недосуг! - проворчал Кощей, не особенно заботясь, чтобы голос звучал понежнее.
Волхв вытаращил глаза и застыл, держа в протянутых руках венок из ромашек, васильков, луговой кашки и прочих сорняков, которыми зарастают летом луга в Карпатах.
Пришлось чуть не силой отобрать у старика венок. Кощей неуклюже водрузил украшение на чело резному столпию, поправил маленько - чтобы не висело криво. Бог ведь, как-никак. Отвесил поклоны направо-налево и честному люду, потом сплюнул и пошел прочь, не забыв прихватить за руку девчонку и не особенно заботясь об изяществе походки.
У кого-то спросил, где найти Йованну. Ему указали на избушку-развалюшку за тыном капища. Толпа расступалась, и люди смотрели кто с удивлением, а кто и со смешком. Волхв так и стоял  вытянув руки. такой странной девицы ему еще видеть не приходилось

+2

14

Злата чуть со стыда не сгорела, да и от злости уже мало что соображала. Так позорить ее! Не мог все по-человечески сделать? Нет, выдал свою мужицкую натуру - какая же красная девица станет плеваться при всем народе, да еще в капище?! А уж за руку ее поволок - какая девушка будет прилюдно мужчин за руки хватать? Если, конечно, мужчина - не брат. А в их родство мог поверить только слепой.
Все же Злате достало выдержки не вырываться и не вопить женским голосом. Вот потешились бы зрители, глядя на такую картину. И так вон чуть пальцами не тычут.
Но едва вышли за тын, Злата вырвала руку и зашипела:
- Ты откуда такой свалился на мою голову?! Не мог себя нормально вести, деревенщина сиволапая?! Если разжился чужим телом, так будь любезен, не позорь законную хозяйку! Мы теперь посмешище для всей Ярмарки! Или ты этого специально добивался? Да ты знаешь, кто я такая?!
Она бы сказала незнакомцу и про матушку, и про свое высокое положение, но не успела. Со стороны торговых рядов вынырнули богатыри из охраны Вия. Числом их было двое, и увидев парочку, выяснявшую отношения возле капища, они почему-то припустили прямиком к ним. Сапоги гулко затопотали по деревянным плашкам, которыми была вымощена улица.
- Вон он! Хватай татя! - завопили богатыри и вмиг оттеснили от Златы ее незадачливого спутника, а самой девушке заломили руки за спину. Царевна только сойкола, и тут же прикусила язык - для богатырей она была мужиком, похоже, еще и вором. Слезы набежали на глаза - вот ведь с кем привелось телами обменяться. Сейчас еще и в поруб посадят, как преступника, объясняйся потом, что ты здесь - жертва невинная. Вот позору-то, когда все вызнают!..

0

15

Завидев богатырей, Кош понял, что это - по его душу. Те самые, что бежали за ним от Виевой башни. как это водится - он вмиг забыл, что сейчас находится в теле нежной девицы, и потащил за собой Злату, которая - как на грех! - снова начала упираться и что-то бормотать возмущенно.
- А ну, отпусти девчонку! - заорал один из богатырей, и Кощей сообразил, что со стороны все выглядело так - нескладный горбоносый верзила держит за руку красавицу, которая тщетно пытается вырваться.
- Да это он! Вор!- крикнул второй богатырь, они мигом повязали "злодея", который был вовсе не злодей. Надо отдать девице должное - она не завизжала на всю улицу бабьим визгом. За это Кош стал ей даже немного благодарен - авось, выйдет разобраться без лишнего шума.
- Не обидел тебя лиходей, красавица? - раздался вдруг голос позади, и чародей понял, что сегодня бог судьбы решил всерьез над ним поглумиться. Из переулка неслышной поступью вышел сам Вольга.
Кош даже задышал с придыханием. Вольга - это не дурак волхв. А ну, как сразу распознает подмену?
Но Вольга посмотрел на девицу мельком, его больше интересовал вор.
- К Илье его, на допрос, - сказал богатырь, чуть заметно хмурясь - лицо пойманного показалось ему знакомым.
Кощей незаметно размял пальцы. Подручные Вольги были без кольчуг, Вольга - в кольчуге, но без шлема. Видно, впопыхах не успел на башку ничего пристроить. Тем лучше. Кощей взял богатыря за могучее запястье и улыбнулся как можно ласковей, маня наклониться, чтобы говорить на ухо.
Вольга не предвидел подвоха и наклонился. И получил хороший удар головой в лоб, отчего потемнело в глазах. Кощей не стал медлить, схватил богатыря за уши и с размаху приложил об колено. Справившись с вожаком, не составило труда справиться и с подручными. Одному Кощей заехал в челюсть, а другому - в солнечное сплетение, после чего сцапал за шиворот свою спутницу и дал деру куда подальше.
Они укрылись за деревянными ящиками, в которые сбрасывали мусор. Воняло тут, как в свинарнике, который не чистили лет десять, зато и преследователи их не нашли. Было слышно, как богатыри перекликались, бегая вокруг капища, потом голоса их затихли.
Тут только Кощей позволил себе помычать, тряся разбитыми в кровь костяшками пальцев:
- Твои кулаки бесполезнее гнилых яблок! - рявкнул он на девчонку.

+1

16

Тут впору было не тайком слёзку точить, а реветь в голос - стоило только взглянуть, во что лиходей превратил ее нежные белые рученьки. Но Злата не заревела, хотя и с трудом сдержалась.
- Ты - чудовище! - сказала она с ненавистью, а в памяти снова и снова появлялся образ красавца-богатыря, которому  злодей попортил личико. И ведь будет думать, что это его так девица отделала - вот позору-то!
Тем не менее, она продолжала послушно сидеть за мусорными ящиками, подтянув коленки к груди и пережидая, когда богатыри перестанут их искать. Надо покончить с этим поскорее - получить свое тело обратно и забыть все, как страшный сон.
Опять начал накрапывать дождь, да еще и холодом потянуло со стороны гор. Злата почувствовала, что страшно проголодалась, и ничего бы сейчас не пожалела за корочку хлеба - такую румяную, хрустящую, кисловато пахнущую закваской. А сверху бы - ложечку мёда и толстый слой свежей сметаны.
Царевна невольно облизнулась и совсем затосковала. Когда же это кончится, мучение это?.. Нет, теперь, чтобы без матушкиного позволения - да ни шагу!.. да ни в жизнь!..

0

17

Кощею было недосуг выслушивать новые причитания. Шум погони затих, и чародей осторожно выглянул из укрытия. Так, путь свободен.
- Пошли! - он снова схватил Злату за руку и потащил за собой. Надо было вернуться к капищу.
В этот раз они преодолели дорогу без приключений. Вот и заветная избушка, вот из нее выходит сморщенная старуха с удивительно проницательным взглядом. Ведунья - не иначе.
Не успел Кощей и рта раскрыть, как бабка всплеснула руками:
- Да вы, никак, обмененные!
- По глупости некоторых вляпались, - признал Кощей, порадовавшись, что бабка оказалась с понятием. Не надо тратить время на объяснения. - Обратно все вернуть можешь?
Йованна усмехнулась, и усмешка Кощею не понравилась.
- Где же вы раньше бродили, сердешные мои? - старуха насыпала в решето зерна и отправилась на задний двор - оттуда доносилось квохтанье. Куриц кормить пошла.
- Хочешь сказать, мы опоздали?! - вот тут холодок вполне ощутимо пробежал по спине.
- Опоздали, опоздали, сердешные, - кивнули невозмутимо ведунья.  - Быстрее надо было бежать. Теперь волшебству возврата нет.

+2

18

- То есть. как это - опоздали?! - Злата готова была разреветься, даже слезу опять на глаза набежали, но вспомнила хамские манеры своего невольного спутника и несколько раз глубоко вздохнула, призывая себя к спокойствию. - Это значит, я навсегда-навсегда в этой шкуре бегать буду? 
Старуха посмотрела на нее хитро и снова занялась курами.
- Почему - навсегда, - спокойно ответила она. - Если снова посмотритесь в волшебное зеркало, все вернется на места.
- Так где нам зеркало-то такое достать, бабушка? - взмолилась Злата. - Ты мудрая, много повидала - расскажи!
- Где достать? Там же, где и первое - оно из слезы змия лесного Балаура сделано. Найдете Балаура, заставите его заплакать - вот вам и зеркало.
Злата после этих слов потеряла дар речи. Змий! И плачущий! Ничего себе условия! Да бабка с ума выжила!

0

19

Тут уж Кощей не сдержался и вспомнил все ругательства, что знал - тихо, но выразительно.
Видере! Это каким же надо быть дураком, чтобы идти туда, да не имея волшебной силы! И кто, хотелось бы знать, пропустит их туда? Редко кому удается сбежать оттуда, но  двое селян, топающих на земли змиев - уже нет ничего подозрительнее.
Старуха, как будто услышав его мысли, склонила голову к плечу и улыбнулась - хитро-хитро:
- Туда, конечно, простым людям хода нет, только если за смертью, но тут я вам помогу, - она протянула Кощею и девице по маленькому румяному яблочку. И где только эти яблоки раньше прятала? Чародей готов был поклясться, что мгновение назад у нее ничего не было в руках. - Скушайте, родимые, а там и дорожка откроется... Только добрее надо быть друг к другу, добрее...
Последние слова старухи Кощей расслышал уже издалека - после того, как он машинально откусил сразу половину этого яблока-недомерка, в глазах потемнело, невесть откуда взявшийся вихрь крутанул вправо-влево, а потом... они с девицей очутились посредь густого леса, а ничейных земель с чистыми улицами и капищем за тыном - как ни бывало.
От неожиданности Кощей выронил яблоко, оно упало в густую траву и затерялось где-то.
Рядом стояла девица и оглядывалась растерянно.
- Ну, старуха! - не выдержал Кощей. - Сразу в логово к тварям ползучим зашвырнула, проклятая!
Ведь можно было (от безысходности, добром бы никогда о помощи не попросил) обратиться к Яге. Или к Сирин. Как-нибудь так, поосторожнее, чтобы бабы свою силу не почувствовали. А тут - получи! Перекинула в мгновение ока. И желанием не поинтересовалась. Кощей заоглядывался. Одно время он был частым гостем в Видере и знал, что тут под каждым деревом скрывается чудище. или шпион какой в траве ползет Мало ли гадов на службе у Горыныча? А попасть к главе клана Видере или его советничкам сейчас было бы препаршивым поворотом судьбы.
И тут его осенило:
- А не шпионка ли ты Горыныча?! - напустился он на девицу, которая вот-вот готова была снова пустить слезу, - сговорились с карлой и с бабкой, заманили меня, дурой-девкой оборотили! А ну, отвечай!
Он угрожающие двинулся на на свою спутницу, позабыв, что теперь ниже ее ростом, да и в силе уступит. Но не в силе победа, а в правде. Кощей сжал кулаки и ткнул девицу в плечо.
- Отвечай, пока я из тебя душу не вытряс! - он и в самом деле схватил ее за грудки и встряхнул, но тут же отпустил с ругательством. И как можно было лупить самого себя?

+1

20

Кислятиной оказалось бабкино яблочко. Злата укусила раз, другой, да чуть было в бабку огрызком не запустила. Пусть знает, убогая, как самой царевне такую дрянь предлагать. В ее тереме родимом не раз на пол (а то и в прислужниц) фрукты заморские летали - то недостаточно сочные, то недостаточно сладкие, а то и просто, настроение было чем-нибудь пошвыряться. Где теперь тот терем, где ее былая краса, где ее мамки-няньки? Все разрушил проклятый колдун.
Слезы глаза застелили, и из-за них какие-то странные стали стены у бабкиной избы. Зеленые, колышущиеся. Слезы царевна сморгнула, но зелень не пропала. Не во дворе теперь стояла Злата, а в лесу. В густом, непроходимом - о таких она раньше только со слов нянек своих знала, когда они на ночь ей сказки волшебные сказывали. Только в сказках тех всю нечисть лесную побеждал мечом-кладенцом добрый молодец. И непременно царевич-королевич. А кто же спасет Злату от нечисти, если сама Злата теперь непонятно кто, а ее оболочка прекрасная лиходею досталась ни за что ни про что. Понравилось, видимо, ему таким красивым ходить - ишь, стоит, озирается, змея искать да слезы из него выжимать не торопится...
А колдун проклятый, видимо, последнего ума лишился. Как подскочил к ней, как ткнул, а потом как затряс... Да все ее же ручками нежными, наверняка и ноготки пообламывал... нелюдь проклятый.
Злата подняла руки, защищаясь от самой себя, такой красивой и такой неуправляемой, пожелала в сердцах:
- Чтоб тебя приподняло да шлепнуло!
И рукой взмахнула, автоматически, как слугам махала, чтоб муху отогнали. Еще и прищелкнула пальцами. И вдруг ту, другую Злату, в которую разбойник обманом вселился, и вправду приподняло слегка и шлепнуло в траву. Ох, теперь на месте мягком, что пониже спины, непременно синячище вскочит. А если там еще и шишка какая валялась, то месяц не сойдет синева с белого тела... Вот ведь в какую паутину попала! На нее она же сама нападает, а обороняться - жалко, красоту же свою портить очень не хочется! Сила какая-то странная заключена в этом проклятом теле колдуна - одним взмахом руки вон как себя отшвырнула!
И Злата закрыла чужими ручищами чужое лицо и заплакала своими собственными горючими слезами. Качественно заплакала, на весь лес, с причитаниями.
- А что же мне, горемычной делать, а зачем же я не слушалась, зачем сбежала от матушки, зачем меня понесло в эту проклятую лавку, зачем дождик полил, зачем я ела это яблоко, зачем я теперь тут на погибель свою оказалась...

Отредактировано Злата-царевна (2015-01-05 14:54:50)

+1

21

Никогда еще Кощею не было так больно. Причем болело не столько тело, сколько ныло сердце. Вот когда взметнулась вся тоска по утраченной колдовской силе - мог бы, прибил кого-нибудь, кто под руку подвернулся.
Но чародей только скрипнул зубами, поднимаясь с сырой земли и проверяя, на месте ли руки-ноги.
Девица запричитала так, что с ближайшего куста слетела ворона. Села на ветку поблизости и уставилась любопытно, раскрыв клюв. Словно подсматривала и подслушивала. А вдруг и вправду?..
Кощей торопливо поднялся, путаясь в длинном подоле и морщась при каждом резком движении. Доковылял до девицы и хотел уже потрясти за плечо, но передумал и только тихо сказал:
- Не реви. Земли тут дурные, по лесу чудища всякие рыщут. Услышат - сразу притащатся. Они куда как охочи до людской кровушки. Пойдем-ка отсель, пока беды не случилось, - говорить старался мягко, чтобы опять не осерчала и не вдарила по нему его же собственным колдовским искусством. 
Ворона слетела с ветки и мигом исчезла в сером небе, обещающем в скором времени новый дождь. Кощей проводил птицу взглядом и совсем затосковал: не иначе, полетела докладывать о пришлых. А если Горынычу доложит?..
Он заоглядывался и принялся торопить девушку:
- Быстрее, быстрее. Нам теперь в любом месте лучше, чем здесь. И еще это... ты руками-то слишком не махай. Попортишь еще шкурку свою красивую, самой потом слезы лить всю жизнь.
О том, что ему, хитрецу, страшнее было, чтобы она не попортила его шкуру, Кощей промолчал. Пусть боится и думает, что ему ничего не страшно.
Куда им пойти, чародей еще не решил. Но всяко подальше отсюда, где их видела ворона. Он не сомневался, что не пройдет и четверти часа, как сюда набегут... набегут, вобщем. И неизвестно, кто.

+2

22

С капризами разбалованной царевны всегда лучше всех справлялась старая нянюшка Домна. Никто больше так не умел. Не боялась она гнева своей высокородной воспитанницы. Пока Злата мала была, то получала от Домны за крики свои и капризы небольшой, но внушительный шлепок по тому месту, у которого коса-Златина краса заканчивалась.
А тут нянюшки уже не было. Был лес, чужой, враждебный, непонятно откуда взявшийся. Был страх навсегда остаться страшилищем. И была она сама, но тоже уже чужая. И десять нянюшек, наверное, не помогли бы успокоиться. А вот все-таки высохли слезы быстро. Как только о новой опасности услыхала. Опасность эта была тем страшнее, что колдун напрямую о ней не говорил. Чудища - это слишком неопределенно. Она и сама теперь то еще чудище. Но спутник ее явно торопился уйти куда-нибудь подальше. И поэтому Злата решила отложить свой истерический припадок на потом.
- Куда идти-то? - шмыгнула носом, полезла было за шелковым платочком в карман, - и снова чуть не разревелась. Нету ни платья у нее, ни платочка -  теперь на ней одежда странная, непривычная.
- Мне вначале слезы вытереть надо, и умыться я бы тоже хотела... - вдруг пальцы ее словно сами по себе слегка прищелкнули - и прямо перед ней очутился большой кувшин с теплой водой, а на кусточек мягко повесилось пушистое полотенце.
Злата, задумчиво сдвинув брови, посмотрела на свои руки. Интересно, а что она может еще?
Но гадкий разбойник не дал ей даже умыться колдовской водой - видите ли, надо уходить. Злата почему-то его послушалась, сопротивляться не стала. Но перед тем, как нырнуть в колышущееся зеленое море листвы, все же не удержалась и шепнула первое, что в голову придет:
- А пусть вон та елка превратится в леденец!
Через секунду глупая Злата убегала со всех ног, зажимая руками уши, а за ней, с треском ломая на своем пути деревья, падал гигантский леденец. Зелененький.

Отредактировано Злата-царевна (2015-01-28 15:58:32)

+2

23

Кощей едва не застонал от отчаяния. Мало того, что девка пользовала его волшебную силу на всякие глупости, так еще и умываться задумала. Очень вовремя! Бормоча, что надобно уходить поскорее, да хоть куда - куда глаза глядят, он стал подталкивать деваху в спину. За руки уже хватать опасался - мало ли, что наколдует.
Но она не удержалась. Махнула на прощанье. Прежде,чем Кощей успел что-то сообразить, на них уже летела огромная, локтей в тридцать, ель. Да не просто ель, а леденцовая конфета, которая - если не повезет, конечно - могла прихлопнуть их так, что мокрого места бы не осталось.
Наверное, никогда в жизни Кош так не бегал. Он еле успел задрать подол, чтобы сподручнее было скакать через валежник. Хуже всего, что девица мчалась по прямой - даже свернуть не догадалась. Но утешало одно - таких дур в шпионах Горыныч никогда не держал. Хотя сам был не особого ума, пусть и три башки.
Треск за спиной становился зловещим.
Кощей припустил посильнее, нагнал девицу, схватил за опояску и дернул в сторону,что было сил. Видеть свое тело раздавленным сахарной глыбой очень уж не хотелось.
Они кубарем полетели в овраг, а где-то совсем рядом грохнулась оземь и разбилась на кусочки-льдышки зеленая гора. Та, что была раньше деревом - елочкой. Теперь только слепому их не заметить,разве что покричать осталось: мы здесь!
Докатившись до самого дна, Кощей оказался в жидкой грязи - здесь солнышко не высушивало землю, не могло проникнуть сквозь лапы-ели. Не успел чародей подняться, как на него рухнула девица. Будь они каждый сам собой, Кощей ничего против и не имел бы. Но тут - извините! Едва не захлебнувшись в жиже, Кош принялся спихивать с себя одуревшую от страха красотку. А это было делом нелегким - попробуй сбросить с себя дюжего мужика. Пусть и худого, но тяжелого, как три отъетых борова.
- Да свались, наконец! - заорал Кош, отплевываясь. - Все кости сломаешь!

+1

24

Одуревшая от страха Злата вообразила, что небо рухнуло на землю - такой грохот был у них за спиной. Чужое тело оказалось подготовленным к неожиданным нагрузкам и летело, словно птица, почти не касаясь земли. И если бы не была Злата так напугана, она бы испереживалась за то, каково приходится ее бедным ножкам продираться сквозь подлесок - пусть не очень густой, но царапучий. И за личико бы переживала, и за волосы, и за руки... И за все тело целиком.
Но инстинкт гнал ее вперед и не давал времени для размышлений и переживаний. Только шлепнувшись на что-то мягкое и услышав, наконец, тишину, означавшую, что опасности удалось избежать, Злата вспомнила о своей красоте, которая теперь гуляла сама по себе. Неужели ее раздавило леденцом? Как же она сможет вернуться в мертвое тело? И что это за светлая пакля торчит из-под нее? И почему это грязь, в которую она свалилась, так отчаянно шевелится?
О Боги! Это вовсе не пакля, а бывшие когда-то золотистыми волосы... А шевелится не грязь, а такое милое, родное, с детства любимое...
Злата вскочила, оступилась, снова упала, но уже не на ту Злату, в которой обитал ненавистный злодей, а в сторону, обдав и себя, и ее дополнительными хлопьями грязи. Теперь она поднималась осторожно, но все равно как можно скорее.
- Ты целая... целый? Глаза не выколол? Тебя нужно скорее отмыть... В таком виде нельзя ходить даже по лесу... Ой, бедные ножки, все израненные... ой, а какие ручки... они ведь и за целый месяц не заживут!
У Златы сжалось сердце при виде такого плачевного состояния своей некогда прекрасной оболочки. Не совсем понимая, что делает, она подхватила себя на руки и понесла, словно дорогую и хрупкую драгоценность, прочь из этой грязюки... вон туда, под деревья, там вроде бы посуше. Ей нравилось ощущение силы, которое она теперь чувствовала каждой клеточкой своего нового тела. А ведь еще появилась возможность колдовать! Не так уж все и плохо... Правда, колдовать пока что она побоялась - после елки-леденца.  Мало ли, во что обернется ее неумелое ведьмачество... Только теплое и сухое полотенце в последний разочек попросила, одежду чистую, да ведерко с водой.
- Вот сейчас мы тебя вымоем, высушим и переоденем. А потом уже пойдем дальше... - Злата осторожно поставила себя на землю и потянулась к завязкам.
- Ну что ты? Раздевайся скорее! Снимай с себя эту грязищу!

+1

25

То, что у девки было не все в порядке с головой, Кощей теперь окончательно понял. И сам чуть не спятил, когда его потащили на руках, да в кусты, да еще раздевать принялись, ласково при этом приговаривая.
Бить заботницу по рукам он все же побоялся. Открыл было рот, чтобы высказать все, что думает, да так и застыл - со свалившейся к ногам поневой и рубашкой, спущенной с одного плеча. В кустах они с девицей сидели не одни. А в компании девяти или десяти мужиков весьма разбойничьего вида. Все с дубинками и при ножах, у старшего - ростом повыше,в плечах пошире и рябого - на поясе самонастоящий меч. Наверняка, ворованный.
- И кто тут у нас? - обманчиво-ласково спросил рябой. - Полюбовнички? Не то место вы выбрали, милые, совсем не то. Здесь ведь так просто не ходють, здесь пени платить надо.
В этот момент Кощей больше всего пожалел, что его не накрыло еловым леденцом. Лежал бы себе сейчас, тихонечко, и забот никаких. Ведь бессмертный, все-таки. Глядишь, откопали бы лет через сто. Или сам бы вытаял. А теперь... Он инстинктивно запахнулся в рубашку и прикрылся волосами. И тут же сам себе стал противен - ну, баба! Чисто - баба!
Разбойник поглядывал с интересом, а потом оборотился к девке в Кошевом теле. Кощей вдруг понял,что так и не спросил,как ее зовут, дурочку эту,несчастье ходячее.
- Ты чьих будешь, добрый молодец? На слуг Горыныча не похож, а его крестьяне без дела по лесам не шатаются. И кто тебе девица-красавица? Жена ли, подруга? А может, сестра? Не больно-то вы с ней личиками схожи. Она - вон какая красота, а ты больше на ворону похож.
И сам первый закатился хохотом, а шайка с удовольствием поддержала атамана.

+1

26

Злодей, видать, признал ее право распоряжаться собственным телом, поскольку больше не противоречил и не своевольничал. И правильно делал. Быть может, Злата и не нажалуется мамочке, когда все закончится, и не сожгут его принародно на самой главной площади за колдовство его поганое...
- Ты чего это? - удивилась Злата, увидев, как округляются красивые глаза и сбегает румянец с круглых щечек.
А потом уж и сама обернулась с широко раскрытыми глазами - услыхала голос. Люди... Да все страшные такие. Ой, недоброе что-то будет...
- Я.. Иван, а это сестра моя, - Злата даже сама себе не поверила бы. - И мы из крестьян, ага. Заблудились... А что это такое - пени?
Дружный хохот заглушил ее слова. Злата немного успокоилась. Веселый народ, может, покажут им дорогу к Балауру и отпустят. В самом деле, что с них взять можно? Ни денег, ни ценностей никаких... Она попросила:
- А вы бы, любезные, подсказали нам, не водится ли поблизости какой-нибудь... этот, как его... Балаур?
Веселье у разбойников вмиг улетучилось.
- Одурел, что ли, такие слова вслух говорить? Да чтоб у тебя язык отсох! - атаман подскочил к Злате, и она едва удержалась, чтобы не сморщить нос - такой тяжелый запах у него оказался. То ли потом лошадиным воняло, то ли похуже чем... Злата постаралась дышать пореже и отступила на шаг.
- Стало быть, денег у вас нет, - пришел к очевидному выводу разбойник. - Ну что ж, по-другому расплатитесь.
Удивленная Злата хотела было заявить, что ни к какому труду не приучена, но разбойник больше не смотрел на нее. Он смотрел на другую Злату. На чародея в Златином обличье. И то, как он смотрел, заставило царевну похолодеть.
- Сестра ничего не умеет, она не работница! - торопливо сказала Злата, снова шагнув назад и заслоняя собой себя.
- А ей и не надо будет работать! - снова отвратительный хохот. - Наоборот, отдыхать будет. И мы вместе с ней!
Только теперь Злата начала смутно понимать, что разбойники хотели получить вместо денег.
Дальше царевна помнила плохо. Рожи вокруг сперва приблизились, а затем вытянулись в неподдельном изумлении и унеслись куда-то под облака. Их место занял атаман. Он почему-то пятился, придерживая обеими руками спадающие штаны, и повторял без остановки: "Ну ты что, ты что, я ж ничего, ты что, а?"
Потом в вышину куда-то улетел и он...
А потом она сидела на опустевшей поляне и держалась за голову. Там шумело и стреляло, и еще откуда-то вроде бы доносился колокольный звон...

Отредактировано Злата-царевна (2015-02-02 17:06:26)

+1

27

Ну да. Самое умное было - полыхнуть ясным пламенем из ушей. Кош с тоской увидел, как волосы на висках у его украденного тела подпалились от колдовского пламени. Так всю красоту попортит. Как потом с девками смеяться-болтать, лысиной щеголяя? Прозовут еще "Опаленышем" в довершение ко всем бедам.
Но фокус подействовал - разбойники опешили и отступили на несколько шагов. Бежать? Кощей по собственному опыту знал, что бежать от шакалья - верная смерть, а огрызнись - может, и испугаются.
- Ты бы, братец, еще громом из задницы лиходеев распугивал! - заявил Кош, предварительно прокашлявшись в кулак, чтобы голос был потоньше. - А ты чего, борода, глаза вытаращил? Не видишь, что брат мой - могущественный колдун из клана Горыныча? По делу мы тут. У Горыныча... голову правую разломило. Лекарство нужно. Тебе ведь известно, что самое лучшее средство - это слюна Балаура? Как? Не знаешь?..  Ну так я тебе говорю. Вот мы с братцем и отправились, чтобы лекарство добыть. Да я оступилась на мосточке, в грязь упала.
Во время такой речи, Кошу удалось привести в порядок одежду и затянуть вязки на вороте так туго, что едва сам не задохся. Он остановился против атамана и посмотрел на него ласково:
- А ты ничего так, мужик при сбруе. Сразу видно, что грозен!
Чего только не делают льстивые девичьи речи. Атаман приосанился, разгладил бороду и улыбнулся.
- Тут вся округа на мне держится, - гордо произнес разбойник. - Сам знаешь, людишки не очень Видере жалуют - не будешь следить, мигом разбегутся. Мы подумали, что и вы беглые. Вернуть хотели.
- Ну и скор ты, батюшка! - захихикал Кощей и погрозил шаловливо пальчиком: - Знаю, что и о логове Балаура-змея тебе все известно. Подскажи-ка мне, девице неразумной, где это чудище искать?
И склонил голову к плечу, изображая Божью бя, отчего сам себе стал противен.
- Так знаю, конечно! - атаман с готовностью ткнул пальцем за спину. - Вот этой лощинкой, потом по ручью, там горы будут, как три пальца из земли торчат. За ними - гора, травой поросшая. В горе - пещера, в пещере и обитает чудище. Только зачем тебе туда ходить? Опасно, красоту еще попортишь. Пошли лучше к нам в гости? Мы тут лагерем недалеко?.. А Горыныч - ничего, не сдохнет. Чай, башки у него три, одну потеряет - не страшно.
Разбойники засмеялись, Кощей - тоже, хотя и через силу.
- Нет, мы уж лучше службу справим, - сказал он скромно. - А на обратном пути - так и быть, уговорю братика к вам заглянуть.

+1

28

Какой же ловкий и хитрый этот чародей! Колдовать не мог, так словами охмурил атамана, заговорил-заболтал,  разбойник чародею все и выложил - как Балаура разыскать. Но зачем было так явно и бесстыдно кокетничать? Да разве сама Злата хоть раз позволила себе так игриво на мужика смотреть? Да ладно бы еще, царевич-королевич какой-нибудь был, так ведь нет - разбойник неотесанный.
А это ужасное, грубое, неприличное для девицы слово: за... - ну, в общем, то самое. Да как же можно было заставить ее рот этакую мерзость выговаривать?! Счастье просто, что кроме этих душегубов больше никого тут не было.
Но выкрутился колдун хорошо, просто молодец - и время дал Злате в себя прийти от чужого колдовства, ее ведь почти оглушило, и голова кружилась. И как только он этим чародейством пользуется?..
Злата постаралась как можно уверенней подойти к "сестрице" и как можно строже сказать:
- Хватит уже языком чесать, пошли скорей к змею.
Когда разбойники с их не в меру любвеобильным атаманом остались позади, Злата схватила чародея за рукав.
- Если ты будешь так себя за меня вести, я к первой попавшейся девице пристану и пообещаю на ней жениться! Ну где это видано, так глазами в простого мужика стрелять? В общем, запоминай, на всякий случай, вдруг пригодится.
Первое. Сама... то есть сам на мужчину не смотри и первой с ним не заговаривай. Если столкнулись где-то, то глаза держи не в пол, как девки обычные, а поверх его головы, будто не замечаешь, вот так, - Злата показала, как, и продолжила:
- Второе. Заговорит - не отвечай сразу, выжди немного. Будто думаешь - достоин он ответа, или нет. Говори мало, слушай много. И запоминай.
- Ну и третье, улыбайся не всеми зубами, они красивые, конечно, но все же... Слегка только раздвигай уголки губ. Много чести со всякими там смеяться...

Злата увлеклась и почти позабыла о навалившихся на нее бедах. Она была в своей стихии и собиралась прочесть колдуну еще лекцию о том, как свести с ума приехавшего в гости соседнего царевича, а затем провести прямо посреди леса урок танцев, но что-то в выражении украденного чародеем лица заставило ее замолкнуть. И очень даже вовремя - заболтавшись, она и не заметила, как они дошли до ручья

Отредактировано Злата-царевна (2015-03-05 01:19:12)

+1

29

Вот это было уже лишнее. Вся вот эта глупая болтовня на тему "как ведут себя благопристойные девицы". Кощей проявил великое терпение, не заткнув ляльке рот на третьем слове. Но она, похоже сама поняла, что молчание - золото, вкупе с жемчугами и яхонтами. Спасибо хоть, разговаривая с разбойникам не сплоховала, за это Кощей снова испытал к товарке по несчастью вполне дружеские и благодарственные чувства. Не совсем пропащая, раз соображает. Правда, делает это редко, как видно, но лучше редко, чем никогда.     
У ручья чародей остановился - умыться. Не то, чтобы он заботился о девкиной внешности, но засохшая грязь тянула кожу, это было неприятно. Потом он вытер ладони об одежду, поглядывая на три горные вершины, и впрямь торчащие, как пальцы. Идти до них было часа два, не меньше.
- Тебя как звать-то? - спросил он.
Да уж, самое время познакомиться. Но чародей решил проявить благородство. Тем более, не знаешь, что ждет впереди. А надеяться им теперь не на кого. Только друг на друга.

+1

30

Колдун умылся, и это понравилось Злате. Правда глядя на то, как он умывался, девушка укоризненно качала головой. Одежду залил, волосы намочил, еще и руки о подол вытер. Но в результате милое Златино настоящее личико сияло чистотой, только вот волосы растрепались. намокли и висели сосульками. Злата вздохнула, подошла к себе украденной и принялась приводить свои волосы в порядок.
- Не крутись и не дергайся! - предупредила она строго. - Пойдем по лесу, будешь за каждую ветку цепляться, все волосы мои повыдергаешь. Да и больнее гораздо, чем теперь, будет.

Косу она заплела красивую, ровную. Не стерпела - погладила рукой блестевшие на солнце волосы.
- Какая же все-таки я красивая... - грустно прошептала про себя и отступила на пару шагов, невольно любуясь собой.
Вопрос застал ее врасплох, и она, не подумавши, тут же ответила:
- Злата.
А, собственно, что плохого в том, что он будет знать ее настоящее имя? Злата и Злата, злат в мире много...
- Тогда уж и ты назовись, чародей.
Наверное, у него будет длинное и мудреное имя. А вернее всего, он не скажет правды. Но все равно, любопытно будет услышать, как он назовется.

+1


Вы здесь » SLAVDOM » Баллады о прошлом » Свет мой зеркальце!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC