Вверх страницы

Вниз страницы

SLAVDOM

Объявление

АДМИНИСТРАЦИЯ
Богдана Кош Яга



Доброго времени суток, путник!

Ты не зря попал сюда, здесь не бывает совпадений и случайностей. Отсюда нет выхода, но у тебя есть выбор - да выбор есть всегда и у всех, а здесь он таков: "борись или умри". Нам все равно кто ты: черт или ведьма, русалка или Баба-Яга, леший или домовой, или оборотень. Ты являешься частью нашего мира и частью войны, заговоров, революций и интриг, таящихся за сотнями гектаров непроходимых лесов в Карпатских горах.

ПравилаПерсонажиХронология (сюжет)ВнешностиОписание мираАкцииШаблон анкет

Дата в игре: ноябрь-декабрь 2014 года.

Мы ждем тебя

Несмотря на то, что он давно уступил свои земли последующим поколениям, несмотря на то, что он сейчас простой воин, и наравне со всеми следит за порядком на Ярмарке - его все еще называют князем. Что ни говори, страж он хороший, уважаемый. Одно время ему прочили место главы Ярмарки, однако, Святогор все же оказался более достоин этой чести.

Новости:
05.10.2015 г. Срочно разыскивается Марья Моревна!

Активисты:

Лучший игрок:
Партнеры:

В шаге от трона ролевая в стиле псевдоитории. Интриги

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SLAVDOM » Забытые былины » Слиянье рек, слиянье тел, а ты остался не у дел.


Слиянье рек, слиянье тел, а ты остался не у дел.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://se.uploads.ru/t/oxXSN.jpg

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
- место, где соединяются воды двух рек - Белого Черемоша и Черного Черемоша
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
- Марья Моревна, Кощей, Яга, Аспид
ВРЕМЯ
- конец мая 2014 года
КРАТКИЙ СЮЖЕТ
- существует поверье, что если женщина в полнолунье искупается в месте слияния Белого Черемоша и Черного, она всегда будет желанна и мила избраннику. Марья Моревна, Прекрасная Королевна, ночью и тайно, в сопровождении двух богатырок решила выполнить древний ритуал. Но если ты что-то задумал, постарайся, чтобы о твоих планах не вызнали недоброжелатели...
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
- рейтинг игры указан в Правилах, так что дополнять что-либо не будем

0

2

- Послушался бы ты меня, хозяин, - укоризненно помотал мордой Пепел, снова бредущий в ночи через карпатский лес. - Ничего хорошего из этой затеи не выйдет.
- А ты не каркай, - посоветовал Кош. - Ты - конь, а не ворона.
В отличие от Пепла, он пребывал в самом благостном расположении духа. Ночь была нежной, такие ночи бывают только в мае. Соловьи пели, и от их пенья душа переворачивалась. Ну, то есть, перевернулась бы, если бы у Коша была душа. Он вольготно сидел в седле, бросив поводья - верный конь и так знал куда идти. И шел, хотя ворчал всю дорогу, чем порядком надоел чародею.
Наконец, лес кончился, и они оказались на каменистом берегу. Кош спешился и огляделся. Луна только-только показала сияющий край, но и в этом неровном свете было видно, как Черный Черемош несет темные воды с гор, а Белый Черемош выбегает из леса, сияя серебром. Здесь они сливались, но еще полверсты воды их не смешивались, а так и текли рядом - половина реки темная, половина - светлая.
- Пойдем-ка в те ракиты, - Кош взял Пепла под уздцы и поспешил скрыться в тени кустарника. - Тут нас никто не заприметит, а нам будет видно все.
- Вот приведет она с собой войско несметное, - упрямился конь, - и кота-людоеда впридачу. Что тогда делать будем? Опять вцепишься мне в гриву и будешь плеткой бока охаживать?
- Не знаешь ты женщин, мешок травной! - хохотнул Кош. - Что же она - при всем войске купаться полезет? Нет, дружище, для приворота нужна тайна, чтобы рядом были самые верные подруги - полотенчико подать, косы высушить. Поверь мне, придет она сюда с двумя-тремя бабами. А бабы - они и есть бабы, хоть и богатырки. С ними справится - как тарелку лапши съесть.
Обиженный Пепел замолчал, а Кош, постелив на камни плащ, сел, прислонившись к теплому конскому боку. Теперь оставалось лишь ждать.

+2

3

Когда то давно, еще в пору неопытности жизни в чужих землях, местная чародейка рассказала Марье удивительную историю о чудодейственных горных водах, что укрылись в Карпатских лесах. Будто бы обладали они магической силой и любая, кто осмелится прийти в ночную пору, не испугается окунуться в их колдовскую пучину, получит в награду нечто по-настоящему ценное. Нельзя сказать, что очень уж хотелось женщине проверить их силу. Марья к подобным вещам относилась с опаской, не любила она играть с магией на таком уровне, который в иных случаях опаснее смерти. Но женское любопытство порой пострашнее всяких диковинных ужасов будет. Не раз королева Мовере приходила в то место, где сливались воедино две противоположности, образуя чарующей красоты водную дорожку, искрящуюся в лучах солнца и отблесках луны. И днем и ночью прохаживалась она вдоль каменистого берега, всматриваясь в бурлящий поток.
- Если проболтаетесь, где мы были этой ночью - я вам не завидую. - Легко улыбнувшись, коротко бросила в сторону одной из сопровождавших ее девиц. Идти одной в лес, да еще не будучи уверенной в эффектах, или их отсутствии, у рек Черемош, Моревна благоразумно не рискнула. Все же и женское любопытство не безрассудно, в отдельных случаях оно бывает спланированным и весьма продуманным. Пробираясь, верхом, среди дремучего леса, по узким тропкам к заветному месту, королева еще несколько раз прикинула в голове, так ли нужна ли ей эта авантюра и действительно ли жаждет она получить то, что так красочно обещали ей рассказы о волшебных реках. Нет, глупости это все.
- Вот они. - Марья оторвала взгляд от созерцания ночного неба и взору ее предстал дивной красоты берег, такой знакомый, но все же неизведанный и манящий. Игнорируя богатырок, стремящихся помочь своей королеве слезть с седла, колдунья подвела лошадь прямо к скалистому берегу и посмотрела на искрящийся Белый Черемош, подобно змее стремящийся из густой чащи.
- Лучше подготовьте все необходимое. - И остановите это безумие  - хотелось добавить Марье Моревне, но она сдержанно промолчала, оставив размышления о собственной бабской дурости при себе. Соскочив с лошади и отдав поводья на попечение одной из девушек, женщина опасливо огляделось. Каждый раз, возникало у нее чувство, будто не одна она в этих местах, будто бродит кто-то рядом в окрестностях, поджидая чего-то. - И проверьте, можно ли тут спуститься. - Взглядом указав на ближайшую линию берега, Марья принялась задумчиво снимать с рук кольца. Большая часть из них обладала магической силой, не хватало еще, чтобы по глупости собственной, она отдала их на откуп Карпатских чудес.
Петелька за петелькой, крючок за крючком, верные помощницы помогали колдунье расстегивать тугой корсет ее платья. В этот момент она думала, насколько безумной девицы считают свою королеву, но сохраняют все же такой невозмутимый вид. Или верят в обряд сильнее, чем сама Марья, если и словом не обмолвились за все время, зато лукаво переглядывались всю дорогу. Видимо, следует впредь внимательнее следить за теми, кто служит при дворе.
- Вы можете остаться здесь. Думаю, я сама справлюсь. - При поддержке одной из богатырок, Марья осторожно обогнула острые камни и ступила босыми ногами в чуть теплую воду рек Черемош. Приятный холодок легко пробежался по разгоряченной коже, вмиг намокший край рубашки стал липнуть к ногам, и женщина, затаив дыхание, проследовала дальше, все больше окунаясь в реку. Намокая, ткань тут же туго обхватила все тело, немного сковывая движения и мешая Марье сосредоточиться на ощущении холода, который стал пробирать до костей. Уж не такими теплыми оказались горные потоки черной воды. Она зажмурилась, стараясь не думать о леденящей кожу волне, и сосредоточилась на чем-то своем, ей одной ведомом.

+2

4

Едва появилась Марья Моревна, Прекрасная королевна, с двумя спутницами вместо охраны, Кош ткнул Пепла кулаком  - мол, что я тебе говорил?!
Луна, река, купающаяся женщина - что может быть прекраснее? Жаль только, что Марья пожелала купаться в рубашке, могла бы и снять. Теперь уже вещий конь ткнул своего хозяина мордой в плечо - хватит таращиться, пора действовать.
Да, конечно, действовать... Кош потер ладони, разогревая пальцы для предстоящего колдовства. Богатырки на то и богатырки, что кого хочешь солью посыпят и вместе с хлебом сжуют, но все же они просто бабы. Волос длинный, ум короткий - и все такое. Когда на берегу бесшумно, как демоны ночи, появились ратники в кольчугах из вороненой стали, все с мечами наголо и в шлемах с жутковатыми кованными личинами, богатырки мигом встали спина к спине, готовые отразить нападение, и закричали, предупреждая королеву. Вернее, почти закричали. Чтобы не испортить эффектного появления, Кош заблаговременно лишил их голоса. Забавно было видеть, как они схватились за горло, испуганно хлопая глазами.
А он - эдакий витязь из сказок - появился верхом на Пепле, в кафтане с серебряными пуговицами, подбоченясь и склонив к плечу голову. Вот он я - весь перед вами, и не прячусь ничуть. Позволил на себя вдосталь насмотреться, спешился и шагнул прямо в воды Черемоша.
Марья, наконец, почувствовала опасность, но успела лишь оглянуться. Кош был уже рядом. Положил ладонь королевне на лоб, и она закрыла глаза и обмякла, когда он подхватил ее в объятия. Так они и вышли на берег - Кощей нес Марью на руках, а она склонила голову ему на плечо - ни дать, ни взять, встреча давних возлюбленных. Подскочили бесшумные слуги, помогли сесть в седло, поддержав Марью под ручки белые. Кош пристроил ее на коленях и любовно погладил по голове, не преминув улыбнуться опешившим богатыркам. Потом Пепел всхрапнул - и пропал с глаз, помчавшись, как ветер.
- А что с Марьиными воительницами? - полюбопытствовал конь, когда уже въехали на земли Фирмаре. - Убьют их?
- Да нешто мы такие злодеи? - засмеялся Кош. Настроение у него было отличное - несмотря на ворчание Пепла все прошло, как и задумывалось. - Попугают их немного, да отпустят. Потом еще хвалиться станут, что отбились от полчищ несметных. Зато сколько теперь слухов пойдет, что Марья со мной добром уехала.
- Так уж и добром? - усомнился конь.
- Ну, колдовства-то моего они не видели! - совсем развеселился Кощей. - А после того, как мы с Ягой одно дельце провернем...
Луна скрылась за тучами, и Кош покрепче прижал к себе драгоценную добычу, которая спала сейчас колдовским сном, и заботливо укутал плащом, чтобы не застудилась в мокрой рубашке, краса ненаглядная.

+3

5

Тишина Кощеева замка действовала сегодня на Ягу угнетающе. В любой другой день - а вернее, ночь - она была бы только рада этой шикарной возможности - остаться в одиночестве да покопаться хорошенько в библиотеке в поисках одной заветной книжечки. Но сегодня... Так нехорошо блестели глаза братца - о, она отлично уже знала этот приглушенный блеск. Определенно, пойдет по ба.. девицам. Вот и девицу-травницу приказал Кош запереть тщательно, чтоб выйти никуда из комнаты не могла - а зачем же еще ее прятать, если не намылился новую забаву себе привезти?
Хрустнуло стекло - Яга слишком сильно сжала в руке тонкий бокал с кроваво-красным вином. Пристрастилась она в последнее время к этому вину - вроде бы и пьянит не слишком, даже немного бодрости придает, если не выпить в одиночку всю бутылку, а меру знать. Вот с мерой у Яги редко попадало удачно. Алкоголь всегда действовал на нее одинаково - она начинала себя изо всех сил жалеть, а чтобы заглушить горькие мысли - начинала еще больше пить. Но разбившийся бокал и разрезанная ладонь отвлекли Ягу от вина. Пришлось убирать осколки и лечить руку. И пусть не самой, а колдовством, но все же это заняло какое-то время, а после ей уже расхотелось продолжать выпивать в одиночестве. Вместо этого она в который уже за сегодня пошла обходить бесконечные залы и коридоры замка.
"Кого же надумал братец привезти? Очередную царевну-королевну, или по простому люду решил пройтись? Среди них тоже смазливенькие попадаются... да и поспокойнее они будут... приживется еще какая-нибудь, потом и силком не выгонишь..."
Где-то наверху раздавались глухие удары. Яга оскалилась. Травнице никто не посчитал нужным объяснить, что происходит.
- Стучи, стучи. Можешь еще попробовать брус снизу погрызть...
Ведьма ненавидела новую пассию брата всеми фибрами своей ведьминской души. Но, зная отношение Коша ко всем, кого он приводил в свой замок, не трогала девчонку, не смела. Зато теперь откровенно радовалась, представляя, как той страшно сидеть взаперти и слушать тишину.
Яга вошла в комнату брата. Она сейчас чувствовала себя не намного лучше, чем несчастная, всеми покинутая и запертая травница.
Ведьма собственноручно наколдовала роскошное покрывало и шелковое постельное белье, расставила повсюду ароматные свечи - чудесное изобретение большого мира - и в завершение рассыпала по покрывалу множество разноцветных розовых лепестков. Два слова шепотом - и они сложились в громадное  сердечко.
Устраивая все это, Яга испытывала какое-то странное мазохистское удовольствие.
- Надеюсь, ты приятно проведешь время, Кош!
Шаги. Глухие шаги по коридору. Нет, сомнений быть не может - он вернулся. У Яги противно задрожали коленки, и ведьма, разозлившись на себя за это, решительно прошагала по комнате и распахнула тяжелую дверь.
Увидев, кого принес Кош, она только глазами захлопала.
- Не ожидала от тебя, братец! - А Марья-то хороша! Так разыгрывала не-любовь, а сама - глазки блудливые закрыла, к Кошевому плечу прильнула доверчиво, словно младенец к мамкиной груди... И верно простые люди про тихий омут говорят!
- Приятного вам... вечера, - Яга заторопилась уйти. Ну, теперь ей одна дорога - в библиотеку. Все равно не заснуть...

+2

6

- Куда пошла?! - наверное, Кош впервые говорил с Ягой столь непочтительно, забыв об улыбках и ласковостей. - Я для чего тебя позвал? Свечку, что ли подержать?
Он торопился, потому что кто знает, когда выдохнутся колдовские чары, которыми он опутал Марью. Она и сама колдунья - с такими ничего нельзя знать наверняка.
- Заперла девку? - он справлялся о травнице. Еще не хватало, чтобы появилась в самый ответственный момент и все испортила. Увидев убранство свей опочивальни, он на мгновение опешил, но потом даже похвалил - мило, мол.
Сбросив прочь наколдованное Ягой покрывало - лепестки так и полетели в разные стороны - Кош уложил Марью на пуховые перины. Голова ее заопрокинулась, рука безвольно повисла, он поправил  подушку, полюбовался своей работой. Вспомнил о Яге, поманил ту пальцем, доставая из ларца на столе... фотоаппарат "Полароид" последней марки, 2012 года выпуска.
- Знаешь, что это, Яринушка? - Кош приобнял Ягу за плечи, демонстрируя соратнице достижение внешнего мира. - Очень полезная штука, скажу тебе. Вещь колдовская, иноземная. Сейчас ты встанешь вот сюда, - он отвел ее к окну, чтобы была видна вся комната, - наведешь на постель, где будем мы с Марьей, и нажмешь вот это кнопочку, - нежно взял белоснежную ручку Яги и заставил прикоснуться одним пальчиком к заветной кнопке. - Получится фотография, понимаешь? Картинка, лубок. Хорошее колдовство, верно? Подожди немного...
Сунув фотоаппарат Яге, Кош направился к постели, на ходу снимая кафтан, рубаху и скидывая сапоги. Он бы и порты скинул, да передумал. Еще рука у Яги дрогнет - фотографии получатся нечеткими. Улегся рядом с Марьей, целомудренно прикрыл ее и себя до пояса покрывалом, оголил королевне плечики - а зачем красоту такую прятать? Подсунул одну руку ей под голову, ее руку закинул себе на шею - будто обнимает - и прильнул устами к устам сахарным, одновременно делая Яге знак - действуй.
Вспышка, еще и еще одна. Вот и ладно.
Так же осторожно вылез из постели, не желая тревожить Марью раньше времени, подошел взглянуть на снимки и не сдержал довольной ухмылки. Чмокнул Яринку в макушку, подхватил сестру под локоток и вывел вон, поплотнее прикрыв за собой двери.
- Ну вот, большое дело сделали. Теперь будем ждать гостей, - говорил, вроде бы, Яге, а по лицу было видно - мыслями улетел куда-то в будущее, довольно прищуривая глаза. - Ладно, теперь - отдыхать.
Кош прищелкнул пальцами, отправляя колдовскую вещь фотоаппарат и снимки в свой кабинет. Оставлять их Ярине не стал - женщина, все-таки. Затеряет, испортит. Ну, а теперь можно и к красной девице-травнице наведаться. Заждалась, поди.

+2

7

Будь у ведьмы при себе часы, она сказала бы, как долго вот так вот бестолково сидит на огромной постели, зябко кутаясь в покрывало, в абсолютной прострации озираясь вокруг. Покои, к которых очутилась королева Мовере были ей незнакомы. Темные стены, тусклый дневной свет чуть вальяжно приникает сквозь неплотно задернутые парчовые шторы..Словно дурной сон вспомнился ей образ Кощея, внезапно возникший перед тем, как разум ее окунулся во тьму так же быстро, как серебристые воды Черемош обожгли ее тело. Женщина нервно дернула плечиком, собираясь с силами, чтобы покинуть чужое ложе и отгоняя безумную мысль, которая крепла в ее сознании с каждой секундой.
- Иных жизнь ничему не учит. - Прошипела ведьма, касаясь босыми ногами каменного пола. Голова все еще слегка кружилась от побочного эффекта Кощеева заклинания, а тело пошатывалось из стороны в сторону, пока королевна гордо прошествовала до ближайшего столика с графином воды. Плеснув в стоящий рядом бокал прозрачную жидкость, Марья поднесла его к лицу, внимательно рассматривая содержимое и проверяя его на наличие еще какой-нибудь дряни, которой Бессмертный так щедро любил ее потчевать. На предмет магических заклятий и ядов (впрочем, не совсем же он псих, чтобы травить ее в своем замке), вода была чиста, что позволило Моревне сделать пару глотков утоляя жажду и сморить пересохшие губы. В этот миг взгляд ее упал на постель, которую она только что покинула, и бокал чуть было не выпал из ее руки. Выпал бы, не швырни она его об пол под аккомпанемент ругательства, знать которое даме ее положения не подобало, а уж произносить вслух и вовсе считалось зазорным.
- Ох, какая пошлость! - Сорвалось с уст колдуньи под конец внушительной тирады, и она стала более внимательно оглядываться по сторонам. Раздвинула шторы, и лучи закатного солнца тут же обожгли привыкшие к полумраку глаза. Уже закат. Так вот почему в комнате было так темно. А королева проспала почти целые сутки в покоях чужого дома - прекрасная почва для любителей развести сплетни на пустом месте. - Кощей! - Позвала Марья Моревна, схватив первую попавшуюся под руку статуэтку и швырнув ее в стену - для усиления драматического эффекта. Она была уверена, что тут у все есть глаза и уши, а если не Кощея, так его зазнавшейся сестрицы. Ох, она могла бы поклясться могилой Ивана - чем не жалко - что без Яги тут не обошлось. Едва ли глава Фирмаре лично раскидывал лепестки по периметру спальни. Не в его это стиле. Еще раз чертыхнувшись, не найдя в комнате никаких признаков своей одежды, женщина схватила с кровати покрывало и накинула его на плечи. Отопление Кощей не проводил, хату не топил и вообще от рук отбился, как Марья могла заметить. Впрочем, учитывая что за окнами был конец мая, а солнце уже палило нещадно, она подозревала - виною всему последствия дьявольской магии колдуна.
- Кощей! - Еще раз выкрикнула в пустоту женщина, ожидая внезапного пробуждения совести у этого героя чьей то извращенной девичьей мечты. К счастью, сама Моревна таковым не страдала, зато славилась своим дурным характером на почве частых похищений. Повадился, черт бы его побрал!
Проблуждав по комнате еще некоторое время и пробуя на себе методику размеренного дыхания, которую ей активно советовал ее ученый кот-людоед, колдунья неутешительно констатировала - не работает. Не забыть сообщить Баюну - сделала воображаемую галочку и скинув покрывало с плеч, направилась к двери. Не заперто! - ну хоть чему то его жизнь научила..впрочем, зря.
В коридорах замка было темно, пусто и глухо. Для проверки связи Марья еще пару раз..ну хорошо, пару десятков раз оповестила обитателей о своем присутствии, попеременно призывая совесть Кощея и разрушая все скудные предметы интерьера, что попадались ей под руку. Даже старые доспехи, величественно сверкающие ржавчиной в огромном холле, получили от него знатного пинка у них же отобранным мечом. С отсутствием ответов? на ее вполне закономерные действия, колдунья распалялась все сильнее. Что значило только одно - нанимай Кощей нового декоратора. Отчаянно колотя посуду в зале, по всей видимости, служившей хозяину приемной, Марья уже начинала получать какое-то садистское удовольствие от практики разрушения.
- Вымерли вы тут все что ли?! - Откуда-то сверху послышался шум, тихий, едва уловимый шелест. Она вскинула бровь и посмотрела наверх, разглядывая своды залы. - Это еще что? – В этот момент в стену полетела внушительных размеров ваза. Марья не любила конкуренции.

+3

8

Вечер обещал быть томным. Кощей лежал головой на коленях у девицы-травницы, которая рассказывала очередную людскую байку - слезливую, надо сказать, про влюбленных, убитых злым завистником, и похороненных в разных могилах. Да только потом вырос белый шиповник с одной могилы и врос в другу, и сколько бы его не обрезали, он за ночь снова прорастал.
Подобной ерунды Кош в свое время наслушался вдосталь, но если женщине надо выговориться - нельзя ее перебивать. Вот и слушал, дожидаясь, когда девица перейдет от слов к делу. Она и в самом деле замолчала, но вовсе не для того, о чем Кошу мечталось. Она прислушалась, склонив голову к плечу:
- Кричит кто-то...
Но теперь он и сам услышал шум, какого отродясь не было под сводами этого замка. И голос распознал - Марья проснулась!
Трепетного возлюбленного как ветром смело с кровати. Девица-травница решила не отставать. Схватила лукошко с корпией и склянками с целебными настойками и поспешила следом:
- Там, наверное, плохо кому-то? Я могу помочь...
- Сам разберусь! Не девичьего ума дело! - Кощей развернул ее от дверей и подтолкнул в строну лавки, на которой лежали позабытые пяльцы. - Вышиванием займись.
Для верности он ее еще и примкнул. Не хватало ему еще бабьей ревности и разборок с выдиранием русых кос.
Он торопливо сбежал по лестнице, на ходу опоясываясь и приглаживая волосы. Где, хотелось бы знать, слуги верные?! Когда приспичит человечьей живительной силы испить - они тут, как тут. А когда надо порядок поддержать - ни одного, как умерли все.
Грохот раздался совсем рядом, и Кош поморщился - наверняка, опрокинула его доспехи ратные, в которых он лет шестьсот назад красовался. Войдя в сводчатый коридор, он и в самом деле увидел Марью. И распахнул руки для радушных объятий:
- Марьюшка! Прости, не успел к тебе вернуться - дела задержали. А ведь так хотел, чтобы ты меня первым увидела, как очи свои синие открыла. Сладко ли тебе спалось? А что это ты крушить все взялась? Может, обидел кто? Так ты мне скажи, я этого охальника мигом на кол вздену.
И пока Марья не нашлась с ответом, приобнял ее и поцеловал в уголок рта.

+3

9

Чего Змей не любил, так это ждать. Ждать - в его любом проявлении, но особенно когда терпение проходило проверку по столь важному для Аспида делу. Тут нужно было не только держать себя в руках, но и после появления опоздавшей оставаться подчеркнуто вежливым и, вроде как, даже не заметившим столь свойственную всем женщинами причуды. Но шли минуты, шли часы, а королевы Мовере все не было. Не было и посланцев Марьи, вещавших о ее отказе встретиться с советником Горыныча. Впрочем, откуда бы им было знать? Ни Аспид, ни Моревна не спешили распускать слухи о своем сотрудничестве, особенно когда все межклановые вопросы уже улажены.
Высказав самому себе все, что он думает о Марье, Аспид покинул место их встречи и, скрывшись от посторонних глаз, полетел над облаками к своему змеиному логову. С земель Мовере до замка Горыныча путь  был не близкий даже для Пестрого Змея, но Аспид, повинуясь неугасающему негодованию - надо же, его продинамили -  на полпути развернулся и взял курс прямо  на покои королевы, в которых бывал лишь однажды и более соваться не решался.
Особый шорох, ознаменовавший его появление на балконе, ничьего негодования не вызвал, и он мог бы не обращаться в человека, чтоб остаться незамеченным. Сделав пару шагов к тяжелым темным шторам, Змей прислушался, но ни одного звука, даже от назойливой мухи, не услышал в покоях Марьи. Молчала и стража на башнях, не возвещая о появлении не то что чужака, чудовища крылатого! Зато, где-то в глубине замка царила настоящая суматоха. Привлекаемый этим назойливым, но очень интригующим звуком, Змей вошел в покои и тут же взгляд его упал на Меч-Кладенец, бережно поставленный на драпированным красным бархатом столе. Вот где у Аспида породились сомнения во всех грехах, коими он Марью-то сегодня щедро поминал. Сделав несколько кругов вокруг стола, кончиками пальцев меч поглаживая да краем уха ловя редкие разборчивые слова в общем гомоне. Что ж такого случилось-то, что стражники свои места побросали, да в общей зале собрались?
Подошел Пестрый ближе, ухо к дверям дубовым прикладывая да через стук сердец охраны сплетни подслушивая. Много времени ему понадобилось, чтоб из всего эссенцию выудить: пропала Марья. Версий даже Аспид уже много узнал, но все как один сходились на том, что королева с Кощеем Бессмертным. По воле али нет, тут уже время Пестрому покажет, а не бабьи разговоры. А времени до замка Кощеева... над горами, над лесами, а к сумеркам Аспид там как пить дать будет.
Взглянув еще раз задумчиво на Кладенец, которым Марья так дорожила, которым Иванушка долго отбивался, Аспид сверкнул нехорошо черными глазами и поспешил на свежий воздух. Раз - он на балконе, два - летит вниз камнем, три - поднимают сверкающие на послеполуденном солнце крылья черного змея.
Добраться до Кощеева замка труда для карпатского чудовища труда не составило. Сложнее было придумать, как быть дальше. Любопытство и негодование, беспорядочно собранные в один комок, оставляли мало вариантов. Аспид кружил над замком высоко-высоко в небе, казавшись с земли лишь птицей диковиной, и уже несколько раз порывался метнуться молнией вниз, но всякий раз останавливался. Слишком уж агрессивно это будет, подумают еще, что атакует змей замок и дружину созовут. Впрочем, пешком идти - тоже так себе вариант. Как ни крути, а сила Аспида в его истинном облике. Тогда он и решил выбрать золотую середину: снижался, большие круги вокруг замка наворачивая, пока с башнями не сравнялся. Аккуратно летел, опять же ко всему прислушиваясь, каждый шорох через себя прогоняя. Тут ему как подарок: не только гневный голос Марьи послышался, так он еще и с весьма бурным сопровождением: видно, решила королева порядки навести в кощеевом логове. Сел Аспид на замок как мотылек на стену, да под его весом камни покрошились, а хвост длиннющий черепицу с кровли посрывал. Перебравшись на звук правее, смог Змей и в окошко заглянуть да в тот самый момент, когда уже и Кощей о себе знать дал: раздался эхом его голос по коридору, в своды упираясь. Мог бы Змей поморщиться, сделал бы это. Он главу Фимаре не то чтобы не любил (Змей всех славян ненавидел), он скорее просто никогда не понимал Бессмертного. Впрочем, опыт их общения большим не назовешь, оттого и явные предрассудки.
Поцелуй Кощея однако, ознаменовался тут же очередным грохотом черепицы. Морда Змея в оконце тут же привлекла парочку. Ну, эпичного появления не состоялось, так хотя бы нужно сделать вид, что так и задумывалось. Дыхнул Аспид в витражи, полопались стекла от огня и черная морда Змея, дымом  заволоченная, в замке объявилась. Снаружи вид был более зрелищный: черное узкое тело в окне извивалось, а крылья пестря, раскинуты были. В этот самый момент и почувствовал Аспид, как ему в спину десяток стрел впился.

+1

10

Причина внеплановой агрессии, за которую Марья ой как горько будет расплачиваться, залечивая исцарапанные разгромом замка руки, была ясна как светлы ее очи. Которые, впрочем, сейчас были совсем не светлы, а иссиня-черны и пылали в них запредельная злость и неподдельное негодование. Отсюда и желание разбить дорогой сервиз с вензелями - явно у кого-то позаимствовал, а вернуть забыл - душа его вороватая. И голову дурную проломить, только бы под руку предмет достойный попался. В этот миг вспомнила королева о своем мече драгоценном, таком обожаемом ею трофеи - полученном вследствие продолжительного замужества и скоропостижного вдовства. Сейчас он пришелся бы как раз кстати, да и негоже древних магов вазонами для цветов бить. А именно последний оказался в руках колдуньи в тот самый миг, когда на горизонте замаячила худощавая фигура владельца замка. Женщина хищно прищурилась, но тут же выражение лица ее сменилось. Глаза широко распахнулись, ресницы учащенно захлопали - выражая крайнюю степень озадаченности таким несусветным хамством со стороны Кощея. Да что это за день то такой.
Она хотела было выругаться, хотела швырнуть сосуд для цветов оземь, для большей драматичности эффекта и отражения ее богатого да запутанного внутреннего мира - мол, нельзя так со мной, с бабами своими себя так веди.  Причиной такого явно неподобающего желания со стороны дамы голубых кровей было не что иное, как неумение некоторых субъектов с первого раза понимать что "нет" - значит "нет". И если это решительное "нет" говорит вам сама Марья Моревна, а вы никто иной как Кощей Бессмертный, то будьте так добры, укрепите замок, забаррикадируйте свою смерть где положено и не суйтесь туда, где вас не ждут и видеть не желают. А уж губы распускать и подавно не стоит. И где только Кощей набрался этих пошлостей? Руки чесались огреть новоявленного любовника вазоном, и Марья была готова совершить задуманное, как вдруг в окно постучали.
- Ух ты. - То ли вслух произнесла, то ли подумала про себя Марья.
Постучали скромно, тихо, прямо таки едва слышно. Да никто и внимания бы не обратил, что вы! Если бы только стены не задрожали, грохот не раздался да стеклянный дождь не посыпался на Кощея с Марьей, которая все еще сжимала в руках узорчатую вазочку. Что-то хрустнуло, дым повалил, и в витраже появилась огромная черная драконья морда. Моревна подавила истерический смех. В один миг прикинула, что за гости загадочные к Бессмертному ходят, да еще с такими спецэффектами. И что нынче безопаснее - ринуться к чудовищу с криками "спаситель ты мой!" - избавляя себя от необходимости разбираться с Кощеем. Или же остаться с последним, дабы не рисковать быть съеденной или сожженной неведомым ящером, в случае неудачных переговоров. Вид у него был не то чтобы пугающий (при иных обстоятельствах Марья даже сочла бы его милым - что натолкнуло женщину на весьма странные ассоциации), но уверенности в его благодушии не вызывал. Пока Бессмертный отвлекся на своего гостя, брюнетка успела увернуться из его объятий и отойти на безопасное расстояние от эпицентра бьющихся стекол.
- Вход чуть ниже и левее. - Невпопад сообщила королева Мовере, теперь уже со всем трепетом прижимая к себе несчастный вазон. Тот был бездушным куском керамики и взаимностью женщине не отвечал, но и ничем опасным не грозил. Что его только красило. Иными словами, в этой негласной борьбе между Змеем, Кощеем и Вазоном - последний получал плюс один к карме. Женщина нервно сглотнула, прогоняя глупые мысли и, внезапно, вспомнила, что она королева. Да не просто королева, а еще и колдунья, что следует подчеркнуть особо. Осознание этого факта, как впрочем, и отрезвляющий холод каменных плит под босыми ногами, помогли Марье Моревне скорее оправиться от перенесенного ею шока. И еще неизвестно, что этот шок вызвало - жуткая тварь в окне или Кощей с его нежностями. - Да что здесь, Вий бы вас побрал, происходит?! - Видимо ей почудилось, что вектор внимания собравшихся склонился в иную от нее сторону, а внимание женщины любят даже больше, чем здравый смысл. Просто иных причин для следующего действия колдуньи не найти. - Боже, я попала в какой то-то притон для умалишенных! Кощей! Ты заплатишь за все, что устроил тут, а ты..- Голубые глаза метнулись в сторону гостя и фраза комом застряла в горле. Час от часу не легче..

+2

11

Нет, скупым Кощей никогда не был, но у любого бы сердце дрогнуло, если бы у него на глазах методично рушили дом, с таким старанием и тщанием построенный. Ладно - Марья, бабы всегда все крушат. Натура у них такая слабая и истеричная, но эта змеюка-то бабой не была. И на кой понадобилось крушить витражи - разноцветные, дорогого венецианского стекла?!
Об Аспиде Кощей знал (работа такая - все знать), но рассчитывал, что за королевой Мовере притащится Дунай-богатырь. А Дунай - человек рассудительный, он бы в окно не входил. Постучался бы в двери, как положено. Теперь же предстояло разбираться с этой вот тварью, который ни этикета, ни правил вежливости не разумеет.
Видно, Марья не узнала полюбовничка, потому что рванула куда-то в сторону, прижимая к груди вазу севрского фарфора. Единственную в своем роде, между прочим. Кощей ничего не мог с собой поделать, но краем глаза следил - разобьет или нет?..  А сам тем временем вступил в переговоры с заявившимся спасителем:
- И что это - война без предупреждения? - спросил он холодно. - Ты соображаешь, что творишь? У вас там, в Видере, овцепасы манерам учат? Женщину перепугал, разгром учинил. Или ты на посылках у Горыныча? Так говори, зачем явился и выметайся.
Стряхнул с рукава осколки, подошел к Марье Моревне и сказал так ласково, как только мог:
- Не бойся, Марьюшка. Это Огнеплюя нашего холоп. Аспидом кличут. Сейчас скажет, что им там понадобилось и уберется восвояси. А ты шла бы в горенку, отдохнула. Ночь ведь бурная была. Вижу, что устала ты бедная...
И поспешил взять у королевны из рук вазу, пока Марьюшка не ахнула ее об пол.

0

12

Ситуация она вообще такая дама... непредсказуемая. В этом они с Марьей друг от друга не отличались, поскольку по непредсказуемости колдунья могла дать фору любому. Но в данном конкретном случае, женщина вынуждена была признать свое фиаско на фоне сложившихся обстоятельств. Сначала ее голову посещает безумная мысль заняться едва ли не ворожбой средь темной ночи в мутных водах подозрительных рек. Затем эту неразумную женщину зачаровывает существо сомнительных моральных качеств и тащит в свое злодейское логово неизвестно зачем; и теперь Моревна судорожно пыталась вспомнить, не водилось ли за Кощеем еще каких наклонностей, помимо страсти к похищениям. Но поистине, апогеем всего этого безумие становится то, что никто иной, а сам Аспид вламывается в замок Фирмаре, да еще в таком виде. Этот вид..впрочем, Марья от своих первых впечатлений не отказывалась, нечто милое в нем было. Что в который раз наталкивало ее на мысль немедленно обратиться к королевскому лекарю ибо симптомы явно нехорошие. Возможно, она уже смертельно больна, и нужно тот час же писать завещание, но адекватного наследника у нее нет - еще один повод задуматься.
Черная морда, с горящими глазами внимательно взиравшая на собравшихся, на деле была довольно устрашающей. И то смятение, в котором ныне прибывала королева, едва ли она смогла бы описать внятно и лаконично, впрочем как и выразить хотя бы мимикой. Нет, Марья всегда знала, чем является ее партнер, но одно дело догадываться и предполагать, а совсем другое увидеть лично, да еще без моральной подготовки к такому важному событию. Утешало одно, неловко должно быть не только ей, но и ему - разве можно так шокировать женщину, от которой хочешь добиться соучастия в узурпации трона. Впрочем, Аспиду не впервой пугать колдунью своими неожиданными эффектными появлениями. Она так и стояла, внимательно изучая очертания гостя, не в силах вымолвить и слова. Отблески огней на лоснящейся змеиной коже, утробное дыхание, пробивающееся сквозь высокомерные речи  Кощея, и едкий дым, все еще испускаемый сквозь огромные ноздри. Почему-то в этот самый миг она подумала, что не везет ей как-то с мужиками, вечно какие-то сложности вырисовываются. То они спасать кого-то норовят, то сжигать и мучить. Марья поежилась. Впервые в голову закралась мысль, которую глава Фирмаре озвучил ранее. Какого черта здесь понадобилось Аспиду? В замке их общего неприятеля, да еще за ее спиной. Но по злой иронии судьбы, своим появлением Змей спасал колдунью из загребущих лап Кощея, который все еще продолжал ломать комедию и никак не желал униматься. Только она могла оказаться в ситуации, когда тебя спасает не принц или богатырь, а главная гроза всея Карпат, даже если он не догадывается, что является спасителем.
- Да уж конечно. - Стальные ноты, вмиг образовавшиеся в голосе, вытеснили бушевавший гнев и освободили место остаткам самообладания. Нет, ну вы посмотрите на этого нахала! - Конечно, она была бурной. Она была бурной, пока не появился ты и не украл меня. - Сквозь зубы процедила колдунья, испепеляя Кощея ненавидящим взглядом. Марья резко дернула на себя руку и отняла у главы Фирмаре свой трофей - вазу. Во-первых, королеву изрядно выводили из себя недвусмысленные намеки колдуна. Да еще озвучиваемые при наличии в помещении Аспида, а сам факт того, что ее это волновало, выводил женщину еще больше. Во-вторых, называть того, на кого сама Марья делает ставку в политических интригах холопом - верхняя этажерка глупости. Или они водят ее за нос? - Уберись от меня подальше, Кощей, иначе я не ручаюсь за сохранность этой вазы и твоей головы. В этот раз ты перешел все мыслимые границы. Времена не те, нельзя вот так просто умыкнуть королеву. Предлагаю разойтись мирно, пока я даю такую возможность. - Затем она гневно посмотрела на Чудовище. - Не томи, мне тоже безумно интересно знать, что доверенное лицо моего будущего зятя делает в стенах замка клана Фирмаре. – Оставалась призрачная надежда, что ни один из собравшихся не решит ее сейчас угробить.

+3

13

Все эти взгляды, реакция, были, похоже, именно тем, ради чего Аспид так по-свойски явился в замок Бессмертного. Какое же ему удовольствие принес натуральный испуг Моревны, первой богатырши Карпат, когда она узрела в свете заходящего солнца, среди едкого ядовитого дыма черную, явно не знакомую ей змеиную рожу. Страх. Вот он, допинг аспидов. Он мог бы любоваться этим часами, но королева Мовере потому и была королевой, что взяла себя в руки быстро и даже попыталась командовать. А Кощей... черные змеевы глаза посмотрели на главу Фимаре так снисходительно, как это вообще возможно к человеку, хоть и прославившегося своим бессмертием или неуязвимостью. Не часто видел Аспид, к счастью для многих, Кощея за последние пять веков, не знал много, поэтому мелкие уколы в свою сторону были восприняты Пестрым с большим разочарованием. Ответить сейчас, правда, Змей не мог. Не сложилось у него с речью человеческой в этом облике, с этим придется считаться. Но в память у Аспида хорошая, вспомнится и холоп, и прочие выкрутасы. Особенно с Марьей. Жалко было покидать эту сцену, на которой разворачивалась какая-то комедия, однако нужно было уже вставить свое слово и, наконец, войти в чужой дом по-человечески, заодно придумав, какого лешего он таки сюда приперся, когда никто не просил. Едва ли Аспид сам знал единственно верный ответ, посему задача выдалась не самая легкая.
Он взмахнул крыльями, выгнул длиннющее свое тело так, что стрелы сам из его брони выпрыгнули и с трудом вытащил морду из проема окна, осыпая оставшиеся осколки и на пол, и на землю снаружи. Тут вполне естественным желанием было разнести логово Кощея, но выслушивать добавку высокомерной брани Змею не желалось. Аспид, проведя ровно полминуты в обществе этих двоих, уже понял, что задержаться на землях Фимаре не придется, он даже уверился в том, что и Марья здесь более находиться не хочет - уж очень хорошо был он знаком с этим ее тоном и яростным взглядом.
Развернувшись к страже мордой и даже не взглянув на них, Аспид в урок всем просто опалил все в радиусе полсотни метров огнем, фыркнул в заключение едким дымом и взлетел вверх, разыскивая место, которое бы приняло его габариты. Но, замок Фимаре изначально не был рассчитан на тварей таких размеров, поэтому сесть пришлось прямо во внутреннем дворе, сначала распугав челядь, а потом в гордом одиночестве обращаясь в человека. В воздухе сразу запахло жареным, разворачивая весь диапазон запахов для Аспида в таком виде. Но куда более веселее будет там, наверху, где Марья и Кощей остались вдвоем.
Не сложно было вновь найти их, идя на разговор этих пылких недолюбовничков. Змей, конечно, слышал много историй про Марью и Кощея, но выбрать из них что-то правдоподобное было сложно. Раньше его это, по сути-то и не касалось, благо в этом плане змеюка была очень хладнокровная. А сегодня он даже не пожалел, что увидел все своими глазами, да что-там! - услышал, что куда более убедительнее для Змея.
- Ах, простите. - Совсем по-другому появляясь в знакомом помещении, заявил советник Горыныча, едва не поклонившись двум главам чужих кланов. - У нас, Змеев, таких мышиных норок вместо дверей да окон не ставят. Да и вообще живем мы под открытым небом, ни от кого не прячась.
Он усмехнулся и замер в проходе, облокотившись на стену, всем своим видом показывая, что оставаться на долго не намерен.
- За Марьей я явился. Дочь слезы льет, - он перевел взгляд на Марью, - Зять, как положено, подле девицы, успокаивает. Остальные против марьеного решения идти не хотят, думают, что королевна сама с Бессмертным рандеву устроила...
Сказал он последнее как-то с упреком, тягуче и насмешливо, но, потом, рассмеялся на весь зал этому абсурду и отрезал:
- Один я знаю, что этим утром она в другом месте должна была быть, а королева обещаниями не разбрасывается. Отсюда и вывод, Кощей, что ты как сорока, только хватать и тащить можешь. Верни бабу в дом, иначе и Мовере, и Видере объединятся. Сам понимаешь, тогда тебе не выстоять. - Змеиная улыбка растянулась по всему лицу, а взгляд снова на Марью перекинулся, пытаясь разгадать, о чем сейчас богатырша думает. Вернее, как она теперь на своего подельника смотрит.

+3

14

"...пока ты не украл меня... умыкнуть королеву..." - в ответ на гневные Марьины речи Кощей укоризненно покачал головой, глядя на королевну так, словно увидел впервые.
- Ты о чем это, Марьюшка? - спросил он с искренним недоумением. - У нас же все по согласию было, полюбовно. Забыла разве?
С вазой придется распрощаться - это уже ясно. Но теряли и больше, поэтому можно стерпеть. Главная цель была достигнута - Марью в глазах кланов удалось скомпрометировать. Правда, Кощей рассчитывал на Дуная-богатыря в качестве спасителя, а появление Аспида было неожиданностью. Значит... Вот ведь Марьюшка! Решила на склоне лет добавить огоньку в отношения - с крылатым огнеплюем закрутила. Ну-ну. Тут и сам змей объявился. С оскорблениями, конечно, с угрозами. Чего еще ждать от этих огненных варваров? Всем известно, что у них любое дело только кулаками решают. А спинной мозг больше головного.
- Да с чего ты взял, что я похищал кого-то? - голос Кощея звучал устало, как у человека, который внезапно осознал предательство лучшего друга. - Просто опять купился. Попался на ласковые уговоры, как раньше уже было, помнишь, Марья? А ты не изменилась, оказывается, до сих пор любишь мужчин между собой стравливать. Может, в этом секрет твой молодости, а не в яблоках молодильных?
Он повернулся к Аспиду, посмотрел на него с жалостью:
- Кто же ее держит? Вот она - свободна, не под замками-засовами. Никто не указ и идет куда хочет. Значит, и ты попался на ее улыбки? И тебя обманула? Как-то это жестоко все...
Так, теперь трагическое лицо, побольше горечи в голосе и руки на груди сложить - жест задумчивый и отрешенный. И к Марье, к Марье последние, заключительные слова - проникновенно, с чувством, женщины - они жалостливые. В их глазах даже ненужный им мужчина, но от любви страдающий, заслуживает внимания.
- Эх, Марья... А я ведь тебе снова поверил. И снова оказался в дураках. А ведь надеялся, что ты после того, что между нами было этой ночью, больше не предашь и не сбежишь с другим. Что ты находишь в этих примитивных типах? Они и половины моих мозгов не стоят. Ты всегда меня недооценивала, а я - глупец такой - всегда любил только тебя... 
Он прикрыл ладонью глаза, словно скрывая набежавшие слезы, и поэтому пропустил появление четвертого действующего лица - вовсе не запланированного сценарием. Травница-девица, Милада свет-Ратиборовна. Как уж она из горницы выбралась (или выпустил кто?!), да еще пробралась в Кощеев кабинет и обнаружила... те самые фотографии, что были сделаны ночью на "Полароид".
- Так вот ты где полночи пропадал! - травница оглядела присутствующих и перевела взгляд на колдовскую картинку, которую держала в руках. А на картинке в страстном поцелуе сплелись человек, уверявший, что это ее  он любит больше жизни, и женщина. Та женщина, что сейчас стояла простоволосая, прикрывающая наготу покрывалом - сразу видно, считает себя здесь хозяйкой. - Меня запер, чтобы не мешала, а сам с ней хороводился? Я и в спальне твоей была - свечи, все цветами осыпано, и одежда твоя там валяется, и постель смята! Чем я тебе нехороша?! Неужели хуже ее?!
Она швырнула в Кощея фотографией, завизжала и вцепилась Марье в волосы - вот уж чего никто не ожидал.
- Разлучница! Разлучница! Чтобы ты счернела, проклятая!

+2

15

Каждое существо по-своему уникально. Это аксиома, это действительность, которая не требовала доказательств. Что за годы своей продолжительной жизни, даже по меркам ведьминским, усвоила Марья Моревна, так это то, что никогда не стоит удивляться даже самому невероятному. Рано или поздно оно может стать обыденным. А к драконам да змеям богатырша как-то попривыкла. Когда королева Мовере планировала дела с Аспидом, она конечно же все о нем разузнала. Да что греха таить, информацию о нем, которая чаще сводилась к слухам, сплетнях и былинным рассказам, женщина выяснила еще после той первой встречи. Сначала хотела забыть, как нелепый сон, но потом все же, спустя время, приняла решение - о врагах нужно знать все. О том что "врага нужно знать в лицо" - Марья как-то позабыла. Воды много с тех пор утекло, кто же знал, что все так повернется с ног наголову, что враг станет союзником и.. Натуральная личина Аспида королеву несколько шокировала, причин тому могло быть множество, но их Марья предпочла сейчас отвергать. Проще списать все на эффект неожиданности и натянутые выходкой Кощея нервы.
- Рандеву..- Она едва ли не поежилась под колючим взглядом Змея, представляя, какой резонанс вызвало ее отсутствие. Теперь то становилось понятным, отчего это неожиданное появление советника Видере - обстановку решил разведать. В том чтобы его лично за Марьей послали, последняя очень уж сомневалась, не его ранга забота. - Хоть кто-то во мне не сомневается! Они умом тронулись все, такое обо мне думать?! - Нет, в этот момент королевна не притворялась, она и впрямь до глубины души была поражена, что кому-то в голову могло прийти подозревать ее в связи с Бессмертным. Совсем из ума выжили, и истории не знают. Всех на кол! Дайте только ей в родной клан вернуться. Нет бы искать-спасать свою королеву, а они слухи про нее распускают, да бездействуют.
Монологи Кощея и вовсе начали пробуждать в женщине новый виток стремления к разрушениям. Но на сей раз в руках она себя держала, посуду и прочее ценное имущество колотить не порывалась. Просто стояла, молча смотрела и слушала, как-то подозрительно надменно улыбаясь. В каталоге "парадных лиц", такое выражение лица значило только одно и ничего хорошего никому не сулило, а главе Фирмаре в особенности.
- Если у тебя буйная шизофрения и натуральные галлюцинации, то пора это лечить. Обратись за советом к Яге, она баба мудрая, наверняка травки какие-нибудь пропишет или еще чего. Негоже, Кощей, негоже руководить кланом с такими-то недугами. Дел наворотить можешь в безумной горячке, а на тебе как-никак ответственность за судьбы людские. Нельзя так. - Марья покачала головой и участливо посмотрела на главу Фимаре. Впрочем, Моревну и впрямь волновала судьба, но не Кощеева, а его владений - что для королевы всегда было первоочередным, даже если дело касалось родной дочери. Что уж говорить о недругах. - И много ли у меня примитивных типов, к которым я неравнодушна? - Она усмехнулась. Нет, Кощей возомнил себя великим театральным умельцем.
- Хоро..что? - Устало вздохнув, ведьма потерла кончиками пальцев висок. Вторая рука все еще крепко сжимала вазу. Хороводился...Вий Всемогущий, да где же эти девки только таким словесным оборотам обучаются. Или Кощей лично их взращивает для своих представлений. 
Моревна уже хотела было речь вдохновляющую начать, с чувством, с толком, с расстановкой. О том, в каком гробу она их всех видит, и как часто будет проверять потом, не сбежали ли эти упыри из своих могил. А так же краткий экскурс в прошлое, с упоминанием о том, что Кощей Бессмертный наступает на одни и те же грабли, постоянно похищая богатыршу и все равно остается с носом. Ну и совсем чуть-чуть на тему, почему врать то не хорошо, особенно при живой свидетельнице данных событий. Еще Марья обязательно бы упомянула, что описанная девицей картина выглядит очень пошло, а королева Мовере на такие пошлости не ведется. А еще она не такая дура, как некоторые, чтобы с Кощеем амуры крутить. Посему предполагать подобные вещи на ее счет крайне глупо, но иного от голосящей на весь замок ревнивой бабы она и не ожидала. Но речь, увы, не состоялась, поскольку девка разошлась не на шутку и кинулась на колдунью с кулаками и когтями. Сначала Марья даже опешила, подивившись такой наглости, и в очередной раз уверилась, что иного в замке Фимаре ожидать не приходится. Каков хозяин, такова и челядь.
- Ты сдурела! - Вообще, Марья женщин не била, но эта барышня явно нарывалась. Поднять руку на королеву, это уже переходило всякие границы. - А ну убери от меня свою бешеную девку! - Нет, ну она честно пыталась обойтись без травм, отталкивая от себя вконец обезумевшую пассию Кощея, которая уже успела довольно больно оцарапать плечо Моревны, намереваясь вцепиться в той в волосы. В конце концов, терпение топнуло, и Марья сделала то, чего сама от себя не ожидала - решила расстаться с любимой вазой, приложив ею о голову бесноватой девки. К счастью для последней, фарфор был тончайший, а ваза не такая уж и крупная, поэтому едва ли та сильно пострадать могла, а мозгов там не было - сотрясение не грозило. Девушка стала медленно оседать на пол, цепляясь пальцами за скромное одеяние Марьи. Видимо, она даже не намеревалась сознание потерять, что женщину несколько раздосадовало и крайне удивило. Крепкая какая.
- Уберите это от меня подальше. - Прошипела королева, обращаясь к находившимся рядом мужчинам. - Просто. Уберите. Ее. Прочь. - Резко стало плевать на пострадавшую, ее не жаль, она уже умом не вышла ежели тут околачивается. - Пока она еще жива. - Нашла бы себе парня хорошего, да жила счастливо, так нет же, клюнула на Бессмертного. Глупые бабы. Марья мельком глянула на Аспида и вздохнула. Женская глупость она вообще явление фантастическое и объясняется всегда одним. В голове загудело от переполнявших эмоций и желания закопать кого-то заживо. - Видал, ты попался на мои улыбки. Правда ведь смешно? Смейся.

+2

16

Перед носом разворачивался настоящий театр. Благо, Аспид стоял в стороне, потому что и участвовать в этом не хотел, да и не принуждали его к этому. Стоял и смотрел. Эмоции его сменяли одна другую, но по обыкновению особенно на лице не просматривались. Стоит ему признать самому себе, что в какой-то момент стало даже очень интересно, чем все дело кончится, кто в этой словесной дуэли кого одолеет: Кощей сладкоречивый или Моревна в ярости.
Слова, обращенные к нему самому, Аспид старался не принимать близко к сердцу. Еще не хватало, чтоб Змею лапши на уши навешали и приправили обильно. Он до последнего момента оставался поистине хладнокровным, поражаясь лишь страстям, разыгрывающимся в замке Фимаре, да делая свои независимые выводы.
Знамо дело, бабам верить нельзя, тут Кощей прав. Но и Бессмертному верить - дело последнее. У Змея голова на плечах есть, прикинуть, чего от Марьи ждать, он уже давно прикинул. Даже раньше, чем с ней дела водить пришлось. Не похожа Марья на вертихвостку, ой как не похожа. Аспид вообще сомневался, обладает ли она чем-то женским, кроме красоты. Вечно холодная как вершины Карпат, скованная тысячью обязанностей и своих собственных, никому не понятных, принципов. Змей готов был на пальцах пересчитать, сколько раз она ему улыбнулась. Именно улыбнулась, а не почивала маской доброжелательности и гостеприимства. Посему, в обман такой он не верил, но вот интриги с главами кланов - вполне в духе Моревны. Весь этот фарс, что набирал обороты, только подогревал сомнения. И шум, этот нарастающий шум в помещении начинал выводить Аспида из себя...
Абсолютно неожиданное появление второй дамы на сцене, однако, позабавило Змея. Девица-то ему знакомая оказалась. Травница та, что советовала ему в делах сердечных разобраться, не иначе как фавориткой кощеевой стала. Ворвалась решительно, чуть Аспида с ног не сбила, и давай речи страстные вести, кулаками махать, да что-то в Кощея кидать. В этот момент Пестрый понял, что не за зря прилетел. Бабский мордобой - знатная потеха в Карпатах. Девки в грязи даже самую толстокожую рептилию равнодушной не оставят, что уж о мужиках говорить. По лицу Бессмертного видно было, что он особенно не сожалеет, что пассия его с разлучницей столкнулась. Змей на его месте бы отошел подальше, что не зацепило. Впрочем, быстро понятно стало, кто в этой потасовке в дураках останется. Дурой надо быть, чтоб на первую богатыршу с кулаками броситься. Над дурой Аспид и посмеялся вдоволь, едва за живот не хватаясь. Разнимать этот бедлам он даже не подумал. Баба взбешенная не его, пусть Кощей угомонит, а кидаться Марьины просьбы исполнять - не его уровень.
Разбитая ваза, Моревна на взводе, что будет дальше? Впрочем, пока его в это все не втянули, пора было улетать.
- Смеется тот, кто смеется последний. - Не без ухмылки Змей посмотрел на Кощея с его карточками. Нагнувшись, поднял Пестрый одну из них, что к ногам его подлетела, и рассмотрел. Рисунок больно натуральный был, как такое сделать можно, Змей не представлял. Видно, все это их колдовские штучки. - Розы, свечи... Еще и позировали художнику. Какая пахабщина.
Он усмехнулся для приличия, но смех недавний как рукой сняло. Есть о чем подумать Аспиду, пока назад лететь будет.
- Надеюсь, концертов больше не будет, мне пора. А вас, царевна, дома ждут. Так что извольте поторопиться.
Швырнув на пол искусный рисунок, Змей развернулся и пошел прочь.

Отредактировано Аспид (2014-10-15 02:34:17)

+3

17

И хотя Кощей был недоволен непослушанием травницы, должен был признать, что ее появление пришлось весьма кстати. То, что в кабинете его пошарилась - это, конечно, значимый проступок. Это так просто не оставляют. Но даже фотографию притащила... Если бы попросил специально сделать, лучше бы не получилось. А вот драку зря затеяла. Кощей уже нагляделся на девичьи перебранки, и они ему до смерти надоели. Но когда Марья оглушила противницу вазой - вскинул брови. Да, ради такого зрелища и севрского фарфора не жалко.
Слуги появились как всегда вовремя - как те пожарники, что приезжают, когда остались одни головешки. Кощей указал на травницу и сделал неопределенный жест рукой - мол, уберите, потом разберусь. Что слуги и сделали быстро и молча. В Фирмаре, вообще, подчиненные болтать не приучены. Чревато последствиями.
Аспидушка ушел весь в мыслях - это приятно. Значит, зерно упало на благодатную почву. Оставшись с Марьей наедине, Кощей снова изобразил поруганную невинность, оскорбленную добродетель, покусанную овечку и голодного хомячка - все, что угодно, лишь бы выглядело достойно, жалостливо и искренне.
- Так ты перед ним, перед змеем комедь ломала? Прости, не сразу понял. Я ведь думал, он от Горыныча прибыл, с вестями какими. Нехорошо получилось. Конечно, я бы не стал компрометировать даму, - он поднял брошенную Аспидом фотографию, посмотрел на нее с печальной улыбкой и протянул Марье. - Возьми, чтобы не говорила потом, что я о тебе сплетни распускаю. Сейчас прикажу, чтобы тебе наряд принесли, и чтобы тройку запрягли. Поедешь домой, как королева. Это ведь меньшее, что я могу сделать для тебя... за все то, что ты для мня сделала.
Слуги тут же внесли три платья, с поклоном предлагая выбрать Марье Моревне любое. Ни дать, ни взять, ждали с тряпками под дверями, словно знали, что потребует хозяин. Платья были богатые,шитые золотом-серебром, изукрашенные драгоценными камнями и жемчугом. Все три - фиолетовые, но разных оттенков. И как весенние фиалки, и как предгрозовое небо, и как аметист, если смотреть сквозь него на солнце.
- Все для тебя, - Кощей смотрел грустно. - Езжай, Марьюшка. уедешь - и замок снова опустеет. А я уже начал верить в счастье...

+3

18

Вы только посмотрите на этот цирк. Все ведут себя так, словно в дешевой драме и каждый из присутствующих, упорно гнет свою линию, даже не замечая, что та давно разбивается о рифы нестабильности сценария. Марья молчала. В какую-то секунду она утратила желание издавать какие-либо звуки, казалось бы – навсегда; а так же двигаться и даже думать. Так бывает, если на тебя в одно мгновение обрушивается годовая порция неприятностей. Своей нелепой выходкой Кощей рисковал перечеркнуть долгую и упорную работу королевы Мовере не только над ее образом, но и во имя ее целей. Репутация в глазах ближайшего окружения (только бы им хватило ума не принимать все за явное), договоренности с Аспидом, ведь еще неизвестно, что этот тип себе надумал. Искать новых союзников Марья Моревна не могла позволить себе. И дело тут было не в плещущем через край благородстве, просто время непростительно быстро ускользало, словно песок сквозь пальцы, а королева ничего не могла с этим поделать. Она не знала Аспида так хорошо, как ей хотелось бы, не была уверенна в его надежности или преданности, но знала о нем достаточно, чтобы самой отдавать себе отчет, в какую опасную игру ввязалась. Еще свежи воспоминания о том, как это Чудовище устроило ей веселую ночь в ее собственном замке и сколько сил потребовалось, чтобы после найти с ним общий язык. А еще Марья как никто другой знала, что то о чем молчит Змей, куда как страшнее того, что он произносит вслух.
- Эй, Аспид! - Горько пожалев, что ей нечем больше запустить вслед советнику Видере, скрасив, таким образом, его гордо удаляющийся силуэт, женщина лишь фыркнула. Концерты ему не нравятся, понимаете ли. Лучше бы помог даме и хотя бы раз в жизни поступил так, как это принято в человеческом обществе. Впрочем, Марья давно поняла, что Аспид законов не признает в принципе, а о моральных нормах знает лишь понаслышке и то, только потому, что к ним ссылались, когда он в очередной раз творит что-либо неподобающее. Ну хотя бы мнение насчет пахабщины у них совпадали, хотя что-то в этих словах мужчины Марье не понравилось. - Аспид! А мне ты с этим "поторопиться" помочь не желаешь? - Ее голос звучал то ли требовательно, то ли призывно. Он ударялся о высокие своды кощеева замка и вылетал прочь, стремясь настигнуть проворного беглеца.
- Так это я комедию ломала? - Она уставилась на Кощея широко распахнутыми глазами. И если внимательно присмотреться, то в зрачках ее можно было увидеть жестокие сцены насилия, которые она красочно представляла в своем воображении. - Он прибыл от Горыныча. С вестями о том, что я пропала. Пропала я по твоей милости, о чем теперь гудит весь королевский двор. Все остальное, плоды твоей неуемной фантазии. Так что, с участием Аспида или без, но именно этого ты и добивался. - Отчеканила брюнетка, забирая из рук Бессмертного картинки. Нет, ну каков однако плут. Еще и невинной овечкой прикидывается, будто не этого эффекта он желал достичь. - Я для тебя? Уволь. Все что я, когда либо, делала для тебя - это приводила в твой замок добрых молодцев. В этот раз решила взять планку повыше и привела крылатого змея. Если это твое хобби, и я оказываю в этом содействие, тогда действительно, цены мне нет.
Призванные хозяином замка слуги тут же принялись окружать королеву, подсовывая разнообразные наряды. Женщина подавила в себе желание высказать Кощею все, что она о нем думает и, нервно рассмеявшись, скинуть всех вниз, дабы наблюдать за их свободным полетом в лучах заходящего солнца. Вместо этого она решила оставить все как есть - и ситуацию, и Кощея, и его платья. Собрав остатки самообладания, так вовремя вернувшегося к ней, Марья резко развернулась и пошла в сторону выхода, что так призывно манил распахнутыми дверями. Нужно не только с этим разобраться, но и еще кое-кому о моральных нормах поведать.
- Я как-нибудь сама разберусь, благодарю за участие в моей судьбе. - Напоследок отрезала колдунья и поспешила покинуть стены этой обители театральности. Ему бы на сцену. - Аспид.. - На улице было значительно более прохладно, нежели в замке, и Марья явно погорячилась, отвергнув "помощь" Кощея. Вероятность, что змей все же дождется ее, не улетит, да еще и с дорогой поможет, были крайне малы. Но, с другой стороны, прибыть в Мовере на транспортном средстве, которое так и вопит о принадлежности к вражескому клану - только сплетников кормить. - Эгоист чертов! Оставил меня тут одну..

+3

19

Кто бы из простого люда мог подумать, что в замках их покровителей все не чинно-благородно, а вот так вот, живенько да с мордобоем? В любом случае, находиться в центре скандала, будь то разборки простолюдинов или сильных мира сего, Аспид не любил, хотелось скорее облачиться в шкуру змея и улететь куда-подальше от людских страстей. Но, сегодня его никто не заставлял лететь на территорию Фирмаре, так что, покидая замок Кощея, Пестрый не спешил проклинать кого-то за испорченный вечер. Более того, советник Видере остался в каких-то смешанных чувствах, далеких от привычного всем гнева. Но, мало кто видел его задумчивый взгляд, пока он отнюдь не спеша удалялся со сцены.
Аспид был из тех, кто никому не верит. Никогда. Ориентировался он исключительно благодаря двум чувствам: слуху и зрению. Иногда, правда, картинка и звук расходились, поэтому приходилось делать ставку на интуицию. На то, что сидело внутри него и выплевывало кучу ответов, к которым нужно было просто прислушаться, создать логичную цепочку, ну и еще кое-что перепроверить. Вся эта сегодняшняя история еще не раз прокрутится в его голове, прежде чем Аспид решит для себя, кто сегодня ставил спектакль.
Сейчас его мысли были нагло прерваны Моревной. Ну что за мода у женщин орать?! - он поморщился, чувствуя вибрацию ее голоса даже на таком расстоянии, и ускорил шаг. Нет, он не был на ее зол, куда там. Но что-то зудело внутри, что-то, чего раньше в его богатом внутреннем мире не водилось.
- Эй, Аспид! - передразнил он Марью полушепотом в полу-гневе. Да что за "эй" вообще? Куда делась эта вычурность, манерность, деликатность, а, ваше величество?! Впрочем, Марья была сегодня безоружна и показала все, что там скрывается у королевы за юбками. В прямом и переносном смысле. Такой он ее видел однажды и бежал тогда как черт от ладана. Но, признаться, опыт был занятный...
Он еще слышал, как Кощей распинается в слезно-жалобных речах, слышал, как Марья вы сказывает ему очередную порцию упреков и нравоучений, слышал, как шуршит челядь по замку, но шаг свой замедлил, хотя по-скорее желал забыть все это.
Небом еще не овладело ночное светило, в эту минуту оно делило его с солнцем, но светлее от этого не становилось. Змей вдохнул прохладный весенний воздух и снял тяжелый плащ. Марья появилась через пару минут, разъяренная, горячая и с острым намерением уйти отсюда. При этом, королева Мовере от помощи своего давнего друга отказалась. Вот где царская гордыня... или бабская. Аспид мысленно оценил ее поступок и подойдя сзади, покрыл плечи Моревны своим плащом.
- Ночи холодные и путь не близкий. Осталась бы ночевать у Кощея, сердце его израненное усладила. - Он хмыкнул и пошел вперед. - Но раз решила, пошли. Твои уже сообразили гонца выслать, перехватит тебя по дороге и делу конец.

+2

20

Кощей смотрел вслед парочке, прислонившись к дверному косяку и скрестив на груди руки. Марья отвергла его помощь - а жаль. Появилась бы в платье фиолетовом, да на тройке, в карете - и никто не поверил бы, что поехала она в Фирмаре не по любви, а по принуждению. Впрочем, и так многие не поверят. Говорят, старая любовь не забывается. Вспомнят, что когда-то Марья оказалась за свадебным столом в багряной невестиной фате рядом с ним, Кощеем. Вспомнят - и подумают: а не пожалела ли о прежних временах?..
Аспид набросил на плечи королевне плащ, и Кощей почувствовал что-то вроде укола в сердце. И в который раз неприятно удивился. Его, повидавшего за свою непомерно долгую жизнь и Ирий-град, и подземные пустыни, давно уже ничего не трогало и не могло вывести из равновесия. Но как получилось, что все, связанное с Марьей, до сих пор воспринимается так болезненно? Может, дело в том, что она его обманула? Кощей не любил, когда его обманывали. Притом, что обманывал сам - с легкостью, постоянно, и даже с удовольствием, считая ложь личной привилегией. Может, дело в том, что Марья ему не досталась? Покувыркался бы с ней в постели, так и пресытился бы, как прочими девицами. А может, он до сих пор обижен, что глупо выболтал ей о своей смерти и попал в подвал на десять лет?..
Он и сам не мог в этом разобраться. И злился, потому что не любил расписываться в собственной беспомощности, даже если дело касалось его слабостей, о которых никто на все свете больше не знал.
Слуги засновали по коридору, спеша убрать беспорядок, учиненный гостями. Кощей глянул через плечо:
- Отыщите Соловья и Ягу, пусть немедленно сюда тащатся.
Кто-то со всех ног бросился исполнять приказ.
Прислонившись виском к ободверине, Кощей наблюдал, как змей и королевна уходят прочь от замка, миновав двор и ворота. Помимо воли, Кощей не мог оторвать взгляда от темноволосой женщины, закутанной в нелепое розовое покрывало.
- Ты мне обещалась! - процедил он сквозь зубы, и его никто не услышал.

+2


Вы здесь » SLAVDOM » Забытые былины » Слиянье рек, слиянье тел, а ты остался не у дел.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC